Сегодня: 23-09-2018

ПАМЯТИ ХУДОЖНИКОВ:ЕВГЕНИЙ СКАРИДОВ, СЕРГЕЙ СУХОВ, АЛЬБЕРТ ТУМАНОВ, ЮРИЙ ФИЛОНЕНКО


Итоги выставки

С 16 марта по 19 апреля в залах Свердловского регионального отделения Союза художников России в рамках биеннале-фестиваля «УРАЛ-ГРАФО-III» прошла выставка «Памяти художников», включающая графические работы четырёх авторов, ушедших из жизни в 2016 г.: Евгения Скаридова, Сергея Сухова, Альберта Туманова, Юрия Филоненко.

ЕВГЕНИЙ МИХАЙЛОВИЧ СКАРИДОВ

Евгений Скаридов родился в 1952 г. в столице Среднего Урала, в 1970 г. окончил ВСПТУ в Свердловске. Член Союза художников с 1989 г., член Союза журналистов.  Ушёл из жизни в 2016 г.

Евгений Скаридов стал серьезно стал увлекаться карикатурой, работая в мультцехе Свердловского телевидения, в 70-е годы был художником-мультипликатором на ВГТРК.  В 2000-е  в качестве режиссёра-постановщика снял анимационный фильм «Про солдатскую дочку и волшебное пугало». Был художником-аниматором в мультипликационных фильмах «Притча о ромашках», «О чём не знал дедушка», «Кто в доме главный»  и др.

Публиковался во многих периодических изданиях. Участник городских, региональных, всероссийских выставочных проектов. Был экспонентомвыставок карикатуры в России и за рубежом (в Польше, Болгарии, Канаде, Италии, Турции, Бельгии, Германии, Кубе, Японии, Америке). Обладатель международных наград в Италии и Японии.

Евгений Скаридов долгое время сотрудничал с журналом «Красная Бурда», публикуя едва ли не в каждом номере свою ироническую графику, для которой характерно особое видение мира, легко сочетающее смешное и грустное, реальное и фантастическое, созерцательное и обличительное, глубокомысленное и легковесное. Карикатура - это специфическая форма отношения автора  ко всему происходящему, парадоксальная реакция на событияо кружающего мира, причём импульсом для  её создания, может стать любое социальное, общественно- политическое ил повседневное явление. В графике  Е. Скаридова  ужас трагедии смягчается грустной улыбкой, неизменно сохраняющей особенную авторскую, слегка флегматичную интонацию.

В рамках III Всероссийского открытого биеннале-фестиваля «УРАЛ-ГРАФО» представлены карикатуры, созданные автором в периода с 19996 по 2006 гг.. Ряд работ выполнен художником в технике печатной графики (офорт, акватинта,  линогравюра), что позволяет оценить его высокое профессиональное мастерство. Кроме того, представлены карикатуры, опубликованные в журнале «Красная Бурда».

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ СУХОВ

Сергей Сухов родился в 1952 г. в г. Рязани, ушел из жизни в 2016 г. в Екатеринбурге. В 1974 г. окончил Свердловский архитектурный институт (Уральский филиал Московского архитектурного института). В 1975-1986,  1992-2016 гг.. преподавал в Свердловском архитектурном институте (Уральской аритектурно-художественном университете). В 1988-1992 гг.. работал художником в Свердловском творческо-производственном комбинате Художественного Фонда РСФСР. С 1982 г. - член Союза художников СССР. 1970-1980 гг. – ведущий художник-иллюстратор журнала «Уральский следопыт». В эти же годы проиллюстрировал и оформил 8 изданий, вышедших в Средне-Уральском книжном издательстве. В 1970-е гг.. начал работать в области станковой гравюры. Заслуженный художник России (2004). Участник всесоюзных (с 1977), республиканских (с 1987), международных (с 1990) выставок. Персональные выставки состоялись в 1998, 1999, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2006, 2007, 2008, 2011, 2013, 2014 гг.. Работы находятся в музеях и галереях Екатеринбурга и Плеса, в частных собраниях США, Канады, Германии, Италии и Франции.

Блестящий рисовальщик, тонкий и глубокий мастер психологического портрета, неутомимый экспериментатор С. Сухов оставил богатое графическое наследие. В 1970-1980-х гг.. он создал несколько серий, посвященных переломным моментам истории страны (революция, Гражданская война, первые стройки страны Советов, Великая Отечественная война), где раскрылся весь диапазон его творческого дарования.

Любовь к истории проявилась у Сергея еще в раннем детстве, когда изучение военно-исторической литературы нашло свое отражение в многочисленных детских рисунках, а позднее и в батальных панорамах. Уже в тринадцатилетнем возрасте он создает большие панорамы военных сражений. Монументальные полотна (Бородинское сражение, длина – 3,3 м, Полтавский бой, походы А.В. Суворова) поражают точностью и пунктуальностью в изображении обмундирования и вооружения российской армии, недетской основательностью, присущей зрелым мастерам. Увлечение военной историей было не только семейной традицией, но и профессиональным ремеслом его предков. Один из его прадедов был русским офицером.

Будучи взрослым и профессиональным художником, он неоднократно возвращается к исторической тематике. Экспериментируя с любимыми техниками (акварель, темпера, гуашь, цветные карандаши), Сухов создает большие серии, триптихи, разрабатывая для каждого графического цикла оригинальную манеру, художественные приемы и выразительный язык. Изображая динамичные и эмоциональные картины революционных событий, правдивые и повествовательные эпизоды суровых трудовых будней первых послереволюционных лет (серия «В далекие годы», триптих «Поколения»), Сухов сумел найти типическое, характерное, лаконичными средствами создать обобщенный образ той эпохи. Его авторская манера строится на сочетании темных и белых пятен, заостренных формах, что позволило выразить сложных строй избранных сюжетов, их экспрессивную патетику, динамизм и романтику.

Еще один графический принцип - четкий штриховой динамичный рисунок - С. Сухов продемонстрировал в серии «Нашествие». Быстрее ветра несутся небесные кони, в стремительном вихре увлекая за собой орды кочевников. Сложные сюжетные композиции воссоздают исторический контекст событий и  погружают зрителя в психологическую атмосферу эпохи. 

Параллельно с историческими циклами ведущее место в творческой жизни художника занимает книжная иллюстрация, которая открыла новые грани его таланта. Несомненной удачей этих лет являются иллюстрации к повести В.П. Астафьева «Пастух и пастушка», несущие печать яркого индивидуального дарования С. Сухова. «Современной пасторалью» назвал писатель свое произведение, вынеся это определение в подзаголовок. Пастораль на фоне войны - это, по существу, открытие Астафьева. Вторит писателю и художник, исполняя изящные и простые рисунки с мягкими струящимися линиями, обладающие необыкновенной притягательной силой. Лиризмом, теплотой и тихой грустью овеяны образы главных героев (листы «Прощание», «Летят журавли»). Зритель чувствует эмоциональное сопереживание их судьбам. Сам В.П. Астафьев находился под большим впечатлением от работ Сухова, о чем писал ему в 1982 г. Кроме того, он признавал и тот факт, что художник сумел «дойти до сути» его замысла даже в большей степени, чем он сам.

Другой художественный язык нашел художник для иллюстраций к «Повести о художнике Федотове». Книга известного литературоведа В.Б. Шкловского рассказывает об известном художнике первой половины XIX века, зачинателе критического реализма в русском изобразительном искусстве П.А. Федотове. С. Сухов передал весь трагизм и драматизм непростой судьбы великого художника в динамичной гротескной манере.

В 1990-е годы художник обращается к теме «Старый Екатеринбург». В эти годы появляется серия акварельных и пастельных городских пейзажей, на которых с фотографической точностью запечатлены  екатеринбургские улицы и проспекты, мосты и, конечно, самые узнаваемые архитектурные памятники (Царский мост, Дом Железнова, Дом Севастьянова и др.). Автор одушевляет свои работы, деликатно используя прием стаффажа. Вместе с прогуливающимися городскими барышнями и проезжающими колясками зритель путешествует по Екатеринбургу XIX века.  

Особое место в творчестве С. Сухова занимают портретные эскизы, живые и глубоко индивидуальные образы жителей Кавказа покоряют легкостью и высоким профессионализмом.

Большой вклад С. Сухов внес в создание образовательных программ по курсу «Рисунок» в УГАХУ.  Безусловная художественная одаренность и великолепное владение графическими техниками привели его на кафедру рисунка в Свердловском архитектурном университете (УГАХУ), где он разработал авторские программы для студентов, которые и по настоящее время используются в учебном процессе. Кроме профессионального владения основами рисунка как вида изобразительного искусства, он щедро делился со студентами своим богатым художественным опытом, учил мыслить с помощью линий и цвета, творчески перерабатывая графические произведения. Необычные педагогические эксперименты вывели его творческие поиски на новую ступень, на новый этап, который сегодня развивают и продолжают его ученики и последователи.

 Татьяна Михайлова, искусствовед

 

АЛЬБЕРТ МИХАЙЛОВИЧ ТУМАНОВ 

Альберт Туманов был по своей природе человеком открытым, весёлым и общительным, позитивно воспринимавшим окружающий мир. Талантливый и разнообразный художник, он принимал активное участие в городских, областных, зональных и республиканских выставках, являлся членом Союза художников России.

Альберт Михайлович родился 25 января 1938 года в посёлке Лежнево Ивановской области, но с 1945 года жил на Урале. В 1958 году он закончил живописно-педагогическое отделение Свердловского художественного училища. Будучи студентом выпускного курса, Туманов увлекся графикой и тогда же начал сотрудничать со Свердловским книжным издательством. Возрастающий интерес к графике художник подкрепляет обучением в Московском полиграфическом институте, факультет художественного оформления печатной продукции которого он закончил в 1971 году.

Излюбленная техника Альберта Туманова на протяжении многих лет - классическая акварель, основОВы которой он освоил в 1950-е годы в период в обучения Свердловском художественном училище. Уважение к традициям стало хорошей базой, на которой сформировался его творческий почерк в этой сложной и прихотливой технике. Огромный и разнообразный опыт художник получил также в ходе многолетней самостоятельной работы и изучения природы.

Мастер любил путешествовать. Будучи молодым человеком, он объездил весь Дальний Восток, матросом торгового флота прошел Северным морским путем до порта Тикси в устье Лены. Сахалин, Курилы, Камчатка, Чукотка, Арктические острова оставили в памяти художника неизгладимые визуальные впечатления, которые просто просились на бумагу. Альберт Михайлович был влюблен в север и его неповторимую природу. Вернувшись на Урал из дальних путешествий, он в течение почти пятидесяти лет регулярно ездил по Приполярному и Полярному Уралу полевым рабочим с отрядом геологов. И во всех своих странствиях он постоянно рисовал, писал акварелью, масляными красками пейзажи полюбившихся мест. В ходе таких экспедиций Туманов часто проводил персональные выставки в школах, обсуждал с учениками картины, творческие вопросы.

В 1986 году в составе Полярной экспедиции газеты «Советская Россия» Альберт Туманов прошел путь от острова Вайгач в Карском море через Полярный, Приполярный, Средний и Южный Урал до города Гурьева  (Атырау), стоящего на месте впадения реки Урал в Каспийское море. В тяжёлых условиях экспедиций Альберт Михайлович сохранял выносливость, мужество и сильный характер, которые ярко проявлялись и в выполненных в путешествиях работах, отмеченных строгостью стиля, сдержанностью цветового решения.

Привозимые из каждой поездки этюды, эскизы, наброски, рисунки составляли обширный натурный материал, который постоянно обогащал визуальный опыт художника и перерабатывался в последующих законченных произведениях. Альберт Михайлович всегда естественен и чуток к природе, в его работах нет фальши, преувеличений. В этой художнической правдивости, проявлялось честное и бескомпромиссное служение искусству. Вместе с тем, воображение художника преображало природные впечатления, порождало новые, неожиданные эмоции. В результате из пейзажа либо уходило всё лишнее, либо появлялся дополнительный элемент. Именно в этих деталях, чаще всего, проявлялся автор, его душа и его любовь к природе.

Рубеж тысячелетий - 2000 год, художник отметил участием в новой кругосветной экспедиции ЮНЕСКО «Великой Северной тропой». Предполагалось пройти по территориям восьми стран и замкнуть Полярный круг. Удалось посетить Ямал и пройти на теплоходе «Тургояк» Обскую губу, побывать в Финляндии и Северной Норвегии. Художественным результатом этой экспедиции стало более ста пейзажных этюдов и рисунков, запечатлевших суровую и величественную северную природу. Они хранятся сейчас в архиве «Полярэкс» и частично использованы в качестве иллюстраций в книге С.Соловьева «Человек и Север».

За годы профессиональной деятельности художник оформил более ста книг, брошюр, рекламных проспектов, плакатов, создал несколько станковых графических серий в технике линогравюры, множество акварельных пейзажей и портретов, выполнил монументальные живописные полотна «Великой Северной тропой», «Березовский острог» для историко-краеведческого музея г. Березова и другие.

Альберт Михайлович был самокритичным мастером, далеко не всегда и не всеми своими работами он оставался доволен. Пожалуй, для любого художника это естественное и важное качество, побуждающее совершенствоваться, пересматривать свои привычки, не стоять на месте. Он постоянно развивался, раскрывая свой потенциал, свой талант. 

Серьезный и глубокий художник, романтик, полярник, труженик, добрый и жизнелюбивый человекАльберт Михайлович Туманов ушёл из жизни 22 ноября 2016 года. Удивительный Мастер, он любил и ценил то, что изображал, хорошо знал и понимал тонкости художнического ремесла, превращая его в настоящее искусство.

 

Анастасия Крохалева, искусствовед

 

ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ ФИЛОНЕНКО  

 

Выпускник Украинского полиграфического института им. И. Федорова во Львове, прошедший творческую стажировку у знаменитого немецкого художника книги Альберта Капра, Юрий Филоненко, по словам Виталия Воловича: «ворвался в Свердловск в семидесятых годах прошлого века совершенно невероятным образом… Длинногий красавец с черными локонами до плеч, с бородкой д’Артаньяна… Он иначе рисовал, писал, думал, наконец».

Творческий путь Юрия Филоненко в Свердловске начался с работы в Средне-Уральском книжном издательстве, с которым в это время сотрудничали Георгий Кетов, Алексей и Нина Казанцевы, Спартак Киприн, Герман Метелев, Виталий Волович, Александр Рюмин. Высоко ценя мастерство старших коллег, Филоненко не потерялся на их фоне. В поиске индивидуальности ему помогали полученные в полиграфическом институте знания и творческий темперамент, воспитанный в южной художественной среде.

В 1970–1980-е годы в отечественной книжной графике появилось понятие «книжный дизайн», предполагавший создание макета книги по специальной модульной сетке, а иллюстрация стала тяготеть к самостоятельности. Владея рисунком и разными техниками авторской печати, прекрасно разбираясь в тонкостях полиграфии, Филоненко часто совмещал функции дизайнера и иллюстратора, что нашло отражение уже в его первых работах для Средне-Уральского издательства. Проявляя высокую культуру книжного искусства, Филоненко одновременно стремился к неординарности, что в советские времена было непросто и с идеологической, и с технической точки зрения. Тем не менее, продумывая каждый элемент оформления, он добивался графической выразительности изданий.

1970-е годы стали для Юрия Филоненко периодом «вживания» в новую культурную среду, поставленную перед фактом его художественной индивидуальности, которая в полной мере раскрылась в 1980-е, когда, не забывая о книжной графике, он обратился к живописи.

Стремясь к творческой свободе, в 1982 году Филоненко оставил должность художественного редактора, не прерывая, однако, сотрудничества ни со Средне-Уральским, ни с другими региональными и столичными издательствами.

Тенденция обособления, станковизации иллюстрации привела к появлению так называемой «ассоциативной иллюстрации», или иллюстрации «по мотивам» литературного произведения, которая становилась для художников поводом к выражению творческого мировоззрения, к философским размышлениям, порой имевшим политический подтекст.

В 1983-1985 годах Юрий Филоненко создал в технике гуаши станковую серию по мотивам «Слова о полку Игореве». Хотя эти иллюстрации и были в 1987 году удостоены диплома Венецианской Бьеннале, они мало известны широкому зрителю.

 Первая половина 1980-х. Война в Афганистане. Историческая аналогия афганской кампании с походом князя Игоря на половцев не могла не возникнуть. Для Филоненко эта тема была особенно актуальна. Сам он был родом из тех мест, где разворачивались события «Слова», а когда служил в армии, в составе группировки советских войск оказался во Вьетнаме.

«Прощание с Родиной». Затмение - недоброе предвестье. Воспаряющая над коленопреклоненным князем и дружиной фигура - то ли архангел Михаил, то ли душа убитого воина – то ли благословляет, то ли останавливает ратников, идущих в поход, как на крестную жертву. На листе «Смерть молодого князя» воин воздет, словно распят, на копья, частокол которых образует подобие могильного кургана. Или Голгофы? Не личные ли это впечатления? В листах Филоненко переплетается конкретно-историческое и вневременное, личное и общечеловеческое, лирическое и эпическое.

Юноша-музыкант играет на дудочке - «Песнь Руси». О чем песнь? О погибших воинах-журавлях, которые «печально пролетая», машут крылом? О войне и мире? О любви? О родной земле? О своей судьбе? Какова она? – Крест и нимб. Может, юноша-музыкант – сам художник, родом из Половецкой степи? Половецкая степь – Русское поле – Бескрайнее Пространство, оскверняемое войной, переживающее ее и как бы регенерирующее самое себя великой бесконечностью скругляющегося полусферой горизонта, можно воспринять как метафору абсурдности Войны на Земле.

Лаконичными художественными средствами - обобщенные монументальные фигуры на фоне неба, сливающегося со степью, не нарушающая общей графичности свободно-живописная манера - Филоненко достигает пространственности, которая отвечает пространственности «Слова о полку Игореве», где «скачки» автора по русской земле не просто отсылка к географии, а поэтическое осмысление этой земли, ее ментальности.

 Параллельно со «Словом о полку Игореве» Филоненко работал над иллюстрациями и оформлением «Приключений Тома Сойера», «Приключений Гекльберри Финна» Марка Твена, где, по словам самого художника, он «здорово повеселился». И кошек своих любимых «вставил в книжку» – «кошки всегда кувыркаются, когда у них какая-нибудь радость», и автопортрет на оборот распашного титула поместил, а напротив, на шмуцтитуле – Том Сойер. Да, мол, это я, не Примерный Мальчик! Условно-графичные и одновременно живописные, с характерными филоненковскими разлетающимися в разные стороны штрихами, выполненные в технике гуаши, иллюстрации передают дух озорных приключений Тома и Гека.

Целостность, продуманность конструктивных и изобразительных элементов, и вместе с тем, стремление к неожиданности решений отличает и другие книжно-графические работы Юрия Филоненко (Помяловский Н. Очерки бурсы. Сред.-Урал. кн. изд., 1988; Гоголь Н. Миргород. Калининградское кн. изд., 1987; Лорка Г. Стихи. Красноярское кн. изд., 1987; Щипачев С. Стихи. М.: Молодая гвардия, 1988; Ефремов И. Час быка. Сред.-Урал. кн. изд., 1989; Набоков В. Дар. Сред.-Урал. кн. изд., 1990 и др.).

С распадом Советского Союза распалась и отечественная книгоиздательская система. Однако появились новые издательства («У-Фактория», «Банк культурной информации», «Пакрус», «Архитектон», независимого Института материальной культуры и др.), для которых Юрий Филоненко оформлял отдельные книги и серии произведений уральских и столичных писателей, художественные альбомы, различные сборники, а также журналы. Все эти книги и журналы разные, но стиль Филоненко узнаваем: визуальная выразительность и динамичность переплетов и полос набора при конструктивности и архитектоничности общей композиции, высокая книжно-графическая культура, опирающаяся на традиции, и стремление к художественным новациям.

Имя Юрия Филоненко стало неотрывно от культуры Свердловска-Екатеринбурга, в которую он внес южный темперамент и высокое художественное мастерство.

Александра Филинкова,  искусствовед