Сегодня: 25-11-2017

ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА ДМИТРИЯ БИСТИ. ИЛЛЮСТРАЦИИ К ПОЭМЕ В.В. МАЯКОВСКОГО «ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ЛЕНИН»


Итоги выставки

С 23 октября по 20 ноября в малом зале Свердловского регионального отделения Союза художников России в рамках III Всероссийского биеннале-фестиваля «УРАЛ-ГРАФО» прошла выставка Дмитрия Бисти: http://agenda-u.org/news/lenin-i-mayakovskiy-stali-uchastnikami-biennale-ural-grafo-fotohttps://www.oblgazeta.ru/culture/35601.

  В экспозиции  были представлены иллюстрации 1967 г., созданные  для оформления поэмы В. Маяковского «Владимир Ильич Ленин» (издание было приурочено к 50-летию Великой Октябрьской Социалистической революции.

Дмитрий Спиридонович Бисти (1925-1990) -  выдающийся отечественный график,  заслуженный художник РСФСР (1978), лауреат Государственной  премии СССР (1978), член-корреспондент АХ СССР (1979), Народный художник РСФСР (1984), действительный член и вице-президент АХ СССР (1988), участник более  чем сотни отечественных и зарубежных выставок, где награждался премиями, медалями, памятными знаками. С 1973 г. - член жюри престижных конкурсов, проходивших по всему миру (Австрия, Армения, Грузия,  Италия, Украина, ФРГ, Чехословакия, Япония и др.). В 1978 - 1986 гг.. преподавал рисунок и композицию в Московском Полиграфическом институте (нынешний Институт печати им. И. Фёдорова). В середине 1970-х руководил оформлением 200-томной серии «Библиотеки всемирной литературы», ставшей особой эпохой в русскоязычном мире книги.

Д. Бисти -  выдающийся художник-книжник. Его визуальные  интерпретации романов И. Стоуна «Жажда жизни» (1961),  «Муки и радости» (1971), поэмы «В.И. Ленин» (1967) В. Маяковского, новелл А. Рюноскэ (1970, 1974), «Энеиды» Вергилия (1971), «Песни о Роланде» и «Песни о Сиде»  (1976), «Повести» В. Одоевского (1977),  «Илиады» (1978) и «Одиссеи» (1981)  Гомера, «Хождения за три моря» А. Никитина (1985), «Слова о полку Игореве» (1988),  «Метаморфоз» Апулея (1988) и других произведений стали ядром отечественной книжной графики, силу воздействия которого ощущали читатели и все работавшие в данной области.

Несмотря на чрезвычайно активную выставочную, педагогическую, редакторскую, общественно-просветительскую, публицистическую деятельность, Дмитрий Бисти самым важным в художническом призвании считал оформление книги. Опираясь на трактовку книги В. Фаворским, интепретирующим её как  целостную структуру, где текст, изобразительный материал и пространственное построение тесно взаимосвязаны, Д. Бисти для каждого литературного произведения подбирал свои решения, считая, что пластические характеристики романа, новеллы, лирического или сатирического стихотворения, эпоса чрезвычайно отличаются друг от друга. В зависимости содержания и времени создания текста он выбирал определённую графическую технику (ксилография, офорт, акватинта, линогравюра, гравюра на пластике, гуашь и др.). Огромное внимание художник всегда уделял эмоциональным характеристикам литературных произведений, передавая разнообразную гамму переживаний пластическими средствами выразительности, учитывая при этом характер шрифта (гравированного или рисованного) и встроенности  текста в общее пространство книги.

Владимир Маяковский - великий русский поэт, творческий путь которого совпал с судьбоносными событиями  времени - Серебряный век, Первая мировая, революции, Гражданская война, становление СССР, построение нового общества... Поэт не только описал тектонические сдвиги отечественной истории в своих произведениях, но и создал язык, отразивший энергию, пафос, динамику и  ритмы принципиально новой культуры, возросшей, впрочем, на мощных корнях вполне традиционных оснований. Его раннее творчество уже наполнено бьющей через край энергией поиска другой, вырывающейся из тесно-затхлого мирка комфортного существования жизни, а поэма, посвящённая вождю мирового пролетариата, которую Маяковский написал в 1924 г., после смерти Ленина, воплотила обострённо-лирическое высказывание поэта, сопряжённое с драматизмом эпического повествования. Поэт сыграл решающую роль в становлении ленинианы, которая включает в себя произведения С. Есенина, В. Щусева, К. Петрова-Водкина, В. Серова, И. Бродского, С. Герасимова, С. Эйзенштейна,  С. Меркурова, Н. Томского, С. Прокофьева и др. Писатель Е. Замятин отмечал, что «в его творчестве слышен грозный и оглушительный» гул мощного исторического потока, который «всегда - о великом».

 Маяковский стал новым мифотворцем, гениально уловив образовавшиеся в общественном сознании после падения монархического режима  лакуны  - образ Ленина фактически стал центральным, верховным божеством в новом, формирующемся пантеоне святых (пусть и в атеистической идеологии). По словам  филолога Ю. Шатова, поэма «Владимир Ильич Ленин» органически вбирает в себя жанрово-стилевые и композиционные клише древнерусского жития». Маяковский подробно описывает мир, в котором вызревают предпосылки появления нового демиурга -  не только  рождается и вырастает капитализм, трансформируясь в «разбухшего и одрябшего» буржуя, паучьей сущностью сосущего народные массы, но и «коммунизма призрак по Европе рыскал, уходил и вновь маячил в отдаленьи», а  предтеча Маркс пророчествовал о новом спасителе.   Постепенное становление вождя (с указанием конкретных фактов биографии  (казнь брата, поиск «другого пути», заграница, немецкий вагон, шалаш и т.д.), совершающего многочисленные деяния, изменяет всё сущее, однако триумфальное шествие Ильича прерывается его трагической  кончиной, за которой следует воскресение, поскольку великий вождь не умирает, а обретает бессмертие не только духовно-метафорическое, но и физическое, в Мавзолее (что в контексте учения Н. Фёдорова о преодолении физической смерти обретает неожиданное звучание). Маяковский с помощью эмоционально-экспрессивной лексики, интонационно-синтаксической и темпо-ритмической организации стиха, где важную роль играют не только слова, но и паузы, создаёт пространство, время, образы действующих героев и передаёт собственное, чрезвычайно ярко  эмоционально окрашенное отношение ко всему происходящему, завершая поэму восторженными панегириками в адрес Ленина, к которым присоединяется, по сути, всё человечество.

Обращаясь к строкам Маяковского, Д. Бисти уловил нерв поэтического высказывания и создал соразмерное по накалу страсти сопровождение, выраженное языком графики -  контрастами, характером штриха,  сопряжением линий и пятен, обобщением формы, ритмическим построением. Важнейшей категорией для художника стало движение, динамика, разворачивание произведения во времени. Бисти  здесь словно следует высказыванию П. Флоренского: «...графика основывается на двигательных ощущениях и, следовательно, организует двигательное пространство. Ее область - активного отношения к миру. Художник тут не берет от мира, а дает миру, не воздействуется миром, а воздействует на мир». Отойдя от прочтения поэмы в ключе А. Родченко и самого Маяковского,  Д. Бисти активно работал с макетом книги, включая суперобложку, погрузив читателя-зрителя в грандиозное драматическое действо - через развороты, фризовые построения, колонцифры, полосные иллюстрации, усиливая динамический эффект колористическим - ввёл красный цвет   в название, а затем - в фоновое заполнение последних  страниц.

Графический язык Бисти -  язык плаката: лапидарный, обобщённый, ему способствует сама техника ксилографии, позволяющая создавать энергичный,  предельно выразительный строй. Титульный лист сразу выражает основной смысл  произведения, задаёт ему соответствующий нерв. Художник размещает в начале книги   знамя (жестко вычерченный прямоугольник на белом поле), выступающее как символ несгибаемой твёрдости в служении великой идее. Удерживаемое на вытянутых руках рабочих, оно находится на недосягаемой высоте, над всеми живыми адептами идеи. Сжатые кулаки рабочих, их главный инструмент, концентрируют силу и мощь пролетариев; предельное физическое, мышечное напряжение подчёркнуто разнонаправленными пульсирующими пучками штрихов («Партия -  рука миллионопалая, сжатая  в один громящий кулак»).  Выразителен и начальный портрет Ленина - едва помещаясь в плоскость листа, как часть мощного монолитного монумента, он словно выступает из концентрированной тьмы, откуда ему предстоит вывести тёмные  народные массы; крупными, энергичными мазками художник передаёт скульптурную рельефность формы, пластическое напряжение, подчёркнутое контрастными пятнами белого лба и носа, упругой штриховкой нижней части лица.

Иллюстрации подстраиваются под стихотворные строки, образуя целостный организм, движение проходит слева направо, экспрессия нарастает по мере усиления драматического накала повествования. Повторяющиеся элементы  иллюстративного ряда Бисти органичны строкам поэта: «Единица! -  Кому она нужна?! Голос единицы тоньше писка»; руки, винтовки, фигуры ленинской гвардии, дымЫ,  трубы и др., ритмически организуя пространство,  постоянно напоминают о множественности рядов и широте народных масс, об эпохальных масштабах происходящего (по сути, кроме Ленина, все остальные образы лишены индивидуальности, это идеализированные, условно-обобщённые типы, отражающие миллионы).

На протяжении поэмы изменяются образы двигательных революционных сил - слабые, забитые,  спотыкающиеся, с запрокинутыми или опущенными головами, вцепившиеся в тачки безликие существа, напоминающие насекомых, под влиянием ленинской энергии преображаются - вырастают,  выпрямляются, их крепкие руки вооружаются винтовками, им не мешают даже оковы. Поддерживают рабочих и крестьянские массы - на одной из иллюстраций вертикально вытянутая фигура стоящего спиной крестьянина, особенно хрупкая на фоне гигантского пламени, разгоревшегося от крестьянских жилищ и  охватившего весь мир пожарища, напоминает распятие, но страдающих крестьян уже коснулась преобразующая ленинская энергия и некогда инертные массы уже меняют вилы на винтовки… По всему изобразительному ряду книги присутствуют рабочие руки, словно постоянно напоминая о тех, ради кого совершаются столь глубинные сдвиги и трудится великий вождь. Трудовое население постепенно дорастает до «суровой гвардии  ленинской выправки», стоящей плотным, непробиваемо-каменным строем, где каждый - олицетворение боевых структур: рабочих, матросов, солдат, комиссаров, женщин,  уверенно и прямо смотрящих в глаза любой правде. Несокрушимая мощь ленинских апостолов, переданная скульптурно обобщёнными пластическими массами, противопоставлена тем, кто олицетворяет враждебный им мир - мелким людишкам, подобострастно склоняющимся перед его величеством капиталом, - торговцам, священникам, банкирам, монархам, военачальникам. Соотношения представителей разных миров несоразмерны - как гулливеры и лилипуты.

 Подлинным идейным вождём, могучим народным героем, страстным трибуном Ленин предстаёт в момент, когда ведёт на вооружённое октябрьское восстание: «Товарищи! - и над головами первых сотен вперёд ведущую руку выставил. - Сбросим эсдечества обветшавшие лохмотья.  Долой власть соглашателей и капиталистов!» - основанием кладки этих строк, организующих правую часть разворота, являются воздетые в приветственном жесте и сжимающие оружие руки  ленинского воинства. Слева художник помещает фигуру Ильича на угловато-ступенчатой конструкции баррикады, создающей впечатление поступательного вертикального движения, усиленного энергичным призывным жестом; фоном для Ленина являются круговые и спиральные потоки дыма, огня, всполохов света, создающих впечатление некоей хаотической, неструктурированной материи, которую демиургу предстоит организовать в упорядоченный космос. Преобразования вселенского масштаба (открытая композиция, несколько плотно прилегающих, вырастающих друг из друга планов, перпендикулярно направленное по горизонталям и вертикалям движение, усиленное повторяющейся метрикой, контрастами сплошных силуэтных пятен и плотной штриховкой) рождаются в дыме заводских труб, словно олицетворяющих энергию созидания нового, справедливого мира.

Звучание гимна революции, завершающего поэму Маяковского, художник усиливает введением третьего - красного - цвета, символизирующего духовное горение,  пролитую кровь и позволяющего завершить драматическое повествование на самой высокой ноте, не снижая пафоса. Оформление этого произведения  Дмитрием Бисти оказалось настолько равным строкам Маяковского по энергии и напряжению, что книга обрела небывалый резонанс и  вызвала волну подражаний по все стране (оформление В. Васильева, 1968,  Е. Кибрика, 1974, В. Носкова, 1981 и др.).

Смена политических режимов, изменение эстетических ориентиров не только не уменьшает, напротив, повышает на ценность произведений Дмитрия Бисти, отражавшего в творчестве диалектические противоречия жизни, всегда высказывавшегося страстно, горячо, искренне, так, что его искусство никого не оставляет равнодушным и заставляет задуматься о важных жизненных принципах человека-гражданина.

Галина Шарко