Сегодня: 16-10-2018

ВЫСТАВКА ПЕЧАТНОЙ ГРАФИКИ "ЧЕЛЮСКИНСКАЯ-70"


Итоги выставки

С 20 сентября  по 20 октября в большом зале Свердловского регионального отделения Союза художников России прошла выставка, приуроченная к 70-летию Дома творчества «Челюскинская». В экспозиции присутствовало более 50 произведений, выполненных в технике печатной графики художниками разных школ и поколений, среди которых: члены РАХ В. Волович, Г. Калмахелидзе, А. Любавин, А. Муравьёв, И. Смирнов, С. Харламов, А. Якушин, а также заслуженные и народные художники, лауреаты международных конкурсов графики. Работы, вошедшие в экспозицию, находятся в коллекциях крупнейших отечественных музеев - ГМИИ им. А. С. Пушкина, ГТГ, Русский музей  и др. Творчество таких художников,  как Илларион Голицын, Рейнгольд Берг, Виталий Петров-Камчатский и др., тесно связанное с «Челюскинской» и представленное на выставке в Союзе художников,  входит в золотой фонд и является камертоном отечественной графики.

Дом творчества «Челюскинская» появился на художественной карте России (СССР) в 1947 г. Расположившись в живописных дачных местах Подмосковья, в непосредственной близости от станции Челюскинская на Ярославской железнодорожной ветке, он был создан специально для художников-графиков (первое здание было подарено Союзу художников академиком живописи Александром Герасимовым). Когда-то сюда приезжали П. Корин, С. Герасимов, И. Грабарь. Т. Гапоненко, Б. Иогансон, С. Чуйков, Е. Кибрик, В. Ефанов, А. Билль, А. Ливанов, И. Бруни и т.д., здесь сформировались такие известные мастера российской графики, как В. Басманов и Б. Французов (Владимир), Г. Калмахелидзе (Орел), М. Ахунов (Воронеж), А. Муравьев (Иркутск), Г. Елфимов (Архангельск), Б. Непомнящий (Новгород), О. Юнтунен (Петрозаводск), Г. Паштов (Нальчик), В. Волович (Екатеринбург), К. Губайдуллин (Ишимбай), А. Мунхалов (Якутия) и др.

На первом этаже «Челюскинской» находятся творческие мастерские с налаженным технологическим циклом для работы в печатной графике: литографии, офорте, специально оборудованные для работы на камне, металле, дереве, линолеуме и т.д. Здесь в составе творческих групп работают, обмениваясь опытом, художники разных поколений, получая ценные знания от руководителей и мастеров. Помогают художественному процессу мастера-печатники, люди редкой профессии, осуществляющие для художников печать с оригинальных гравированных авторских форм. В Доме творчества - уникальная библиотека с художественными альбомами и редкими каталогами, есть выставочный зал, где организуются художественные выставки, приезжают в «Челюскинскую» писатели, поэты, режиссёры и  художники со всей страны и из-за рубежа. Это особенное пространство для работы, общения и отдыха, сыгравшее огромную роль в становлении и развитии отечественной графики.

Приурочив к 260-летию Российской Академии художеств (21 сентября 2017 г.) и 70-летию Дома творчества Свердловское региональное отделение Союза художников России, в рамках III Всероссийского открытого биеннале-фестиваля «УРАЛ-ГРАФО»,  дарит зрителям Свердловской области уникальную выставку, которая станет важнейшим событием в художественном пространстве страны.

 

Воспоминания художников о Доме творчества «Челюскинская»

…Мне вспоминается первый руководитель группы художников Георгий Несторович  Гоман-Гамон. Он появился у нас в конце 50-х годов, оказавшись после ссылок и тюрем без дома и семьи. Маленький сухонький старичок с белой бородой и живыми глазами, он был похож на гнома. Он помог наладить офортную мастерскую, помогал и делом и советом художникам. Образованный человек, искусствовед и художник, как он много сохранил в памяти! Вечерами он рассказывал о своих путешествиях по Европе, о шедеврах европейских музеев. Он жил в отгороженном уголке в теплом доме творчества и старался быть везде полезным. В эти годы здесь работали художники такие, как Кукрыниксы,  А.П.Ливанов,  молодые И.Голицын, И.Бруни, В.Горяев.

Дом творчества «Челюскинская» привлекал иногородних художников прежде всего своей близостью  к Москве, ее музеям, выставкам, общением с мастерами искусства, а главное – возможностью освоить графические техники – офорт, гравюру и выполнить в эстампе свои эскизы. Это были годы так называемого «эстампного  бума», когда поработать в линогравюре хотели все. На первых же всероссийских выставках эстамп занял три четверти всех графических работ, и большинство произведений было создано в «Челюскинской».     

Там работали графики из Якутии, Бурятии, Тувы, Магадана, Карелии, Урала, Сибири, Кавказа и Поволжья.  Такого географического диапазона не знал ни один дом творчества.

Все в «Челюскинской»  было приспособлено  для творчества и эксперимента: многопудовые литографские камни, литографские станки, подсобные машины, офортная мастерская со своей  механикой и химической лабораторией, мастерская сквозной печати с фотолабораторией. При мастерских был целый штат печатников и лаборантов во главе с инженером.

    Свое 40-летие Дом творчества встретил образцовым и внешним и внутренним обликом, в Петербурге художники его называли «наш любимый Барбизон».

«Челюскинская» воспитала целые поколения российских графиков. Многие ведущие мастера России связывают свое становление с домом творчества «Челюскинская».

                  И.Н. Соловьева-Волынская, г. Москва

 

В  художественном пространстве Дом Творчества «Челюскинская» упоминался как место, где были осуществлены творческие планы и художественные задачи знаменитых отечественных художников. Иногда «Челюскинскую» сравнивают с неким культурным эпицентром, объединившим советских графиков второй половины ХХ века.

     В   60-70-е годы здесь работали такие известные художники как В. М. Звонцов, П.И. Басманов, А.С. Смирнов (Ленинград), И.Л. Бруни, Н.Л. Воронков, А.И. Зыков, И.И. Шилкин, Е.Г. Монин, Ю.В. Копейко, Е.А. Ганнушкин (Москва), В.П. Куприянов (Ростов-на-Дону), А.Г. Акритас, М.П. Митурич, В.В. Перцов, А. В. Бородин, А.И. Белюкин, В.В. Лазурскийидругие. Многие из них были руководителями творческих групп и наставниками молодых художников, работавших рядом.

С 1969 г. в должность директора дома творчества вступил Р.Г. Берг. Будучи профессиональным художником, знатоком офорта и гравюры, опытным руководителем, заботливым хозяином и страстным садоводом, Рейнгольд Генрихович совмещал в себе все качества, необходимые для новой должности. Это не замедлило сказаться на всей деятельности дома. Тишина в коридорах и залах, чистота и уют, образцовое оборудование в мастерских, вкусная домашняя еда в столовой, обходительное, приветливое обращение всего персонала царили в Доме. На месте сгоревшего деревянного дома в 1975 году был выстроен двухэтажный корпус из красного кирпича для проживания и работы художников, не связанных с графическими техниками: ксилографов, художников книги, плакатистов, шрифтовиков, художников лаковой миниатюры, прикладников…В распоряжении художников находился целый штат печатников-профессионалов во главе с инженером. В сложном процессе перевода эскиза в эстампный оттиск печатнику отводится важная роль, почти со-авторство с художником. Благодаря его мастерству появляется возможность корректировки листа, яркость и контрастность оттиска или отдельных его элементов и многие другие нюансы. Необходимо упомянуть здесь заведующего мастерскими В. Щербинина и мастеров-печатников А. Баканова, В. Курмызова, М.Трубецкого, В. Заводнова, В. Шаброва и др. Здесь был создан графический «золотой фонд» в виде папок с бережно сохраняемыми оттисками всех работ, выполненных здесь, число которых перевалило за 9 тысяч.

Следует отметить уникальный подход к обеспечению творческого процесса каждого художника. В «Челюскинской» была создана замечательная система групп «Отцы и дети», идейным вдохновителем которой выступала А. Ф. Билль. Принцип составления групп был таков, что происходил творческий обмен между пожилыми, опытными художниками и смелой талантливой молодежью. Результаты совместной работы были поразительны.

        Знакомство с творчеством новых, неизвестных ранее художников, встречи с коллегами, обмен с ними творческими планами и своими впечатлениями, помогали художнику по-новому взглянуть на свой привезенный материал и композиционную идею. Здесь большую роль играл художественный руководитель. Навсегда остались в памяти художников имена Е. Тейса, М. Ройтера и  М. Фейгина, умевших создать атмосферу творческой радости и интереса к графическому искусству. Художественные руководители не жалели ни сил, ни знаний для помощи художникам. Такими были:  В. Звонцов, П. Басманов, А.Смирнов, И. Бруни, Н. Воронков, А. Зыков, И. Шилкин, Е. Монин, Ю. Копейко, Е. Ганнушкин, В.Куприянов, А. Акритас, М. Митурич, В. Перцов, А. Бородин, А. Белюкин и другие, воспитавшие многих молодых талантливых художников.

В наше время интерес к эстампу начинает возобновляться среди молодых художников, в наш век компьютерных технологий многим нравится работать с материалом, чувствовать его сопротивление, искать особую технику, свой художественный язык, и в этом наследие «Челюскинской» неоценимо.

М. Кречетова, г.  Москва

 

      У кого из художников – графиков сладко не замирает сердце при заветном слове «Челюха»? У каждого с этим словом связаны свои неповторимые воспоминания, переживания, образы.

Образы, как яркие вспышки…

Тишина… литографский камень на печатном станке, валик, полоска яркого света на раскатанной краске, все готово для печати, рядом в банке из-под консервированных помидор свежий букет черемухи…

 «Челюха» - это праздник, хоровод впечатлений, волнение при виде отшлифованного камня и предвкушения новой работы, это снова весна, жажда жизни, общения, творчества!..

А. Полотнова, г. Москва

 

Открытая  для меня Наташей Вейберт «Челюскинская» не только помогла  состояться как художнику, но и определила мои приоритеты. Именно здесь, знакомясь с многочисленными графическими техниками офорта и литографии, я почувствовала и полюбила эстамп.

Челюскинская – это целый мир, это мастерская искусства.

Я часто вспоминаю друзей, с которыми когда-то познакомилась на творческой даче. Их очень много, и они разбросаны по всей России от Москвы до Камчатки. Вспоминаю я Илью Кабакова, Федора Конюхова, Никиту Родионова, Александру Билль, Сашу Суворова,  Владимира Куприянова.

 И куда бы ни забросила нас судьба, дружба, пронесенная сквозь годы, одаривает нас незабываемыми впечатлениями и открытиями.

В.  Воинкова, г. Екатеринбург

 

Ну а для меня «Челюскинская» -  это становление души… Чего стоили одни только наши потоки «Родина». Это незабываемые лекции о древнерусском искусстве М. Ф. Антонова, дававшие на самом деле представление о зачатках духовной жизни... Это поездки в Оптину, тогда еще «не открытую», и, безусловно, молитвы старца Амвросия, что явилось глобальным поворотом в моей жизни, значение которого я осознал значительно позже. Это встречи с Распутиным, Астафьевым, Крупиным, Жигулиным и другими писателями-почвенниками, как их тогда называли. Их тревоги за Родину, любви к ней, понимания ее смысла так не хватает сегодня. И уже неведомыми путями оказывались вдруг в руках книги Хомякова, Самарина, Соловьева, Киреевского, тогда еще не издававшиеся.

Главное, что «Челюскинская» заложила в людях - огромный творческий потенциал, который никогда не иссякал. Для каждого она стала определяющей в его дальнейшей жизни, за что мы ей и благодарны.

И.Яковлев, г. Нижний Тагил

 

…Всё, весь уклад жизни Дома творчества были подчинены только одному – работе и общению между собой. Набираясь опыта и знаний, сколько говорено друг с другом: за одним столом и у печатного станка встречались и маститые мастера, и приехавшие издалека, из провинции молодые художники, как губка впитывающие в себя то, что дают им более опытные, старшие товарищи. К слову сказать, художники туда до сих пор приезжают разные, но всех их объединяет творческое горение и желание создать произведения высокого графического мастерства… 

…К сожалению, в сегодняшних обстоятельствах жизнь творческих союзов, в том числе Союза художников и ведущих мастеров, тех, которые являются гордостью нашего искусства, стала невыносимой. Заказов нет, работы не покупаются, за редким исключением. Культура, брошенная государством на произвол судьбы, ввергнутая в рынок, переживает нелегкие времена. А государство без культуры существовать не может, так же как и культуры без его поддержки…

И все же, вернемся в «Челюскинскую». Что ждет это благословенное место, откуда пошла и есть российская графика? Какой ей быть дальше?..

С. Харламов