Сегодня: 01-06-2020

ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА МИХАИЛА ГУМЁННЫХ «ПАМЯТИ МАСТЕРА»


Итоги выставки

С 19 июня по 4 июля   в малом зале Союза художниковпрошла  персональная выставка Михаила Васильевича Гумённых  «ПАМЯТИ МАСТЕРА»

 Михаил Васильевич Гумённых (1925 – 2014) родился  в деревне Борневка Соколовского района Северо-Казахстанской области. Участник Великой Отечественной войны. Награжден боевыми орденами и медалями. С 1959 г. – экспонент городских, республиканских, зональных, областных, всесоюзных и международных выставок. 1970 г. - принят в члены Союза художников СССР.  Участник более чем 80 персональных  выставок.

Памяти мастера. Этюды. Натюрморты, пейзажные композиции

Все художники пишут этюды. А вот понимают под этим термином разное. Чаще всего этюдом считают упражнение, в котором художник совершенствует свои профессиональные навыки, работая с натурой. Еще этюдами    называют вспомогательный и подготовительный материал, предшествующий созданию серьезных произведений. В связи с последними хочется привести забавную ситуацию, остроумно рассказанную в своей книге В,М. Воловичем: «Мы с Лешей (художником А.А. Казанцевым, авт.) возвращаемся с этюдов. Проходим мимо сквера, где свои работы продают художники-любители. Один из них увязался за нами. – Чего вы, ребята с этюдниками? – спросил он. – Как чего, - ответил Леша, - этюды писали. – Этюды с натуры? – в голосе любителя удивление. – Вы писали этюды с натуры? – Ну, да, - снова ответил Леша. Любитель время шел за нами молча. Потом остановился и произнес: - В Ваши-то годы надо философские произведения создавать, а вы все еще этюды пишете…».

Да, вот так. Для многих и не только любителей, а и профессиональных художников. Этюд – это нечто второстепенное дополнительное к «большому» творчеству. Вот никак не утвердится этюд в роли равноценного картине жанра. Хотя все основания для этого налицо. Этюд как «форма визуальной информации» нередко бывает куда совершеннее тщательно выстроенной и отточенной технически картины. Чем же он «берет» зрителя? Да многим берет. Непосредственностью и мотивом. Искренностью и артистизмом исполнения. Восхищением натурой. Темпом, наконец. Все это авторы этюдов (только хороших этюдов) вкладывают в небольшой (чаще маленький) формат холста, картона или бумаги. Отсюда появляется мысль: «А не в самом    ли формате тут дело? Может, именно маленький формат позволяет художнику одновременно кратко и глубоко высказываться. Вспоминается А.П. Чехов с его «краткостью, которая сестра таланта». Краткость – неоспоримое качество этюда. Сам маленький формат вынуждает быть лаконичным, немногословным. Этюд в силу краткости становится как бы «афоризмом с натуры». Увидел – написал. Без лишних рассуждений. Эмоционально, искренне, хлестко и т.д. Без увлеченности доброго этюда не будет. Это ясно, как божий день. К сему еще одна великолепная выдержка из «Записок художника»  В. Воловича: «1981 г… Со мной произошли  странные вещи. Я поехал в Суздаль и Муром порисовать перед «Игорем» (иллюстрации к «Слову о полке Игореве, авт.), насмотреться, проникнуться… Но вместо рисунка написал этюд акварелью, и меня словно прорвало, и понесся я сломя голову, без удержу и опомнился после того, как обнаружил, что бумага, в изобилии взятая с собой, кончилась. Посчитал – восемьдесят листов. Думаешь, я опомнился, вернувшись домой? Мне явно «не хватало», и я помчался к друзьям на Чусовую, а осень на Чусовой несказанно прекрасна, и здесь я опомнился после пятидесятого этюда». Вот так.  Любовь к натуре – это такой импульс! Противостоять ему невозможно, если ты настоящий художник. Да, и надо ли? Пишите художники этюды, не «философские произведения». В этюде философии может быть гораздо больше, а вот красок и других материалов тратится гораздо меньше. Так что этюд – это еще и экономично. Шутка, но в ней что-то есть.

Но вернемся к художественно-жанровым характеристикам этюда. То, что – этюд полноценное художественное произведение доказано многими мастерами кисти. Например, А.К. Саврасовым,   Ф.А. Васильевым, И.И. Левитаном, М.А. Врубелем, К.А. Коровиным, В.Д. Поленовым… Ряд блестящих мастеров этюда можно продолжать и продолжать. На наш взгляд, эти мастера уже утвердили этюд в качестве самостоятельного, крупного жанра, поставили его в один ряд с картиной, портретом, пейзажем и др. «официальными» жанрами изобразительного искусства. Осталось только произвести несложную внутрижанровую классификацию этюда. Этюд с натуры: пейзажный этюд, портретный этюд, натюрмортный этюд. Добавим к ним этюды по памяти и воображению. Получается разветвленная «жанровая система этюда», которую можно развивать и дальше. Напомним, что обосновали её своим творчеством большие мастера жанра. Не верить им – просто несерьезно.     

Одним из последовательных и самобытных мастеров этюдного жанра в Екатеринбурге был М.В. Гуменных. Художник, прошедший фронтовую закалку в Великой отечественной войне, Михаил Васильевич писал серьезно и глубоко. У него, можно сказать, врожденная школа живописи – настолько его  этюды органичны, точны по ощущению жизненного материала. У художника Гуменных «снайперский глаз», его видение окружающей действительности отчетливо и целенаправленно. Он умел выбрать из множества объектов, событий самое главное, самое, на его взгляд, существенные. Им выбранное выглядит часто просто и непритязательно, лишено экзотики и картинности, и, тем более, эффектной поверхностности.   Все очень просто и серьезно. Уважение к натуре безукоризненное. Форма полностью соответствует отношению художника к изображаемому, а, точнее – переживаемому. Уверенный, обобщенный рисунок, сдержанные красочные структуры, мужской, крепкий почерк. Его этюды вызывают ответную признательность зрителя к труду художника, открывающему свой мир в откровенном живописном монологе, в котором прослеживается не только уважение автора к отображаемому материалу, но и уважение к самому зрителю. Умение общаться посредством этюда просто, органично и интересно – это особый дар М.В. Гуменных, дар, которым он был наделен, как говорится, от Бога.

В сюжетах его этюдов отображено гигантское пространство. Русский Север, Волга, Средняя полоса России, Урал, Чукотка, Камчатка, Байкал… Пространственная грандиозность Российских земель в небольших форматах работ вовсе не теряется.  Будучи небольшими, этюды М.В. Гуменных обладают подлинной масштабностью, в которой прочитываются мощь и космическая протяженность пейзажных мотивов. Большое – в малом. Художник «сжимает», делает компактной предметно-пространственную среду – натурный материал, которой не пропадает в небольших структурах этюда, а, наоборот, выявляется через прочувствованные обобщения изображаемых объектов. В подходе художника к отображению того, что ему интересно, ощущается творческое достоинство, он выглядит не сторонним наблюдателем, а человеком, живущим одновременно в этом реальном и живописном мире, является его частью. Но в то же время осуществляет свой выбор, обнаруживает свои пристрастия.

Его пристрастия находят отклик у зрителя. Они необходимы зрителю, так как честны и доверительны. Отсюда и берет начало индивидуальность художника М.В. Гуменных, в которой личностные качества раскрываются через одаренность живописца, уважение к художническому труду, внимание и любовь даже к самым малым проявлением нашей земной повседневности. Потому его этюды и стали   большим, заметным явлением.  

Выставка «Памяти мастера» дает представление не только о пейзажных  этюдах художника, но и о его натюрмортном творчестве – также самобытном, глубоком, проникновенном.       

 

А. Степанов, Т. Степанова