Сегодня: 11-08-2020

ВЫСТАВКА АНДРЕЯ БИСТИ (г. МОСКВА)


Итоги выставки

Андрей Дмитриевич Бисти - известный отечественный  график, живописец, скульптор. Родился в 1953г. в г. Мытищи Московской области в семье художника Д.С. Бисти. В 1976 г. окончил Московский полиграфический институт, с 1978 г.  - активный участник московских, всероссийских и международных выставок. С  1984 г.  - член Московского Союза художников. А. Д. Бисти имеет ряд престижных наград, среди которых Медаль Ю.  Гагарина Федерации космонавтики СССР за оформление книги Я. Голованова «Дорога на космодром» (1982),  Приз Моравского комитета на XI Биеннале прикладной графики за иллюстрации к рассказам А.П. Чехова, Брно (Чехословакия, 1984), Гран-при на XV Международной Московской книжной выставке-ярмарке за иллюстрации к роману Ф. Кафки «Процесс» (2002),   Диплом АСКИ «Лучшие книги года» за иллюстрации к роману Ф. Кафки «Процесс», Медаль Московского союза художников «За развитие изобразительного искусства» (2010). Основные выставки последних лет: Культурный центр в  Афинах (1995), Восьмая международная биеннале печатной графики в Варне (1995), Государственный институт искусствознания (1997, Москва); Центральный дом художника (1997,  Москва),  Арт-Манеж (1997, 2000, Москва) др.

Кроме иллюстраций и оформления книг  художник занимается станковой графикой, живописью и скульптурой. Работы А. Бисти находятся в Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (Москва),  в Государственном Эрмитаже (Санкт-Петербург), Художественной картинной галерее г. Севастополя, а также в частных коллекциях России, США, Греции, Франции, Швейцарии, Японии, Кореи, Дании, Болгарии, Польши.

В рамках фестиваля-биеннале «Урал-графо-II» Андрей Бисти представляет иллюстрации к произведениям чешского писателя Ф. Кафки (роману «Процесс» и притчам) и сборнику творчества так называемых поэтов есенинского круга: С. Есенина, Ф.Васильева, И. Приблудного, А. Ширяевца,  П. Орешина, С. Клычкова, П. Карпова, А. Ганина и т.д.

 

     «Никто еще не догадался, что произведения Кафки - кошмары, кошмары вплоть до безумных подробностей».

                                             Х.Борхес

Франц Кафка (1883-1924) - один из самых непонятных, странных писателей мировой литературы, который не  вписывается в рамки ни одного определения. В разные годы разные люди видели в нём иудейского пророка, экспериментатора,  традиционалиста, шизофреника, теолога, аналитика, безбожника, но он всякий раз ускользает от  любых маркировок, являясь, прежде всего, самим собой - потерянным, страдающим, ищущим  -  человеком перед лицом  враждебного мира. Человек Ф. Кафка был невероятно одинок -  и это тотальное одиночество он перенёс в свои произведения. Немецкий критик Гюнтер Андерс так отзывался о Кафке: «Как  еврей, он не был  полностью своим в христианском мире. Как индифферентный еврей … он не был  полностью своим  среди евреев. Как немецкоязычный, не  был полностью своим  среди чехов. Как немецкоязычный  еврей, не был полностью своим  среди богемских немцев. Как  богемец, не был полностью австрийцем. Как служащий по страхованию рабочих,  не полностью  принадлежал к  буржуазии. Как бюргерский сын, не полностью относился к рабочим.  Но и в канцелярии он не был целиком, ибо чувствовал  себя писателем. Но и писателем он не был,  ибо  отдавал  все силы семье». Письма и дневники Кафки доказывают, что он болезненно относился к своему творчеству, нигде не чувствуя себя своим, он не был уверен в необходимости своего писательского труда - но и не писать не мог».  На это наложились ещё и очень сложные отношения с отцом, с семьёй, которые мучили писателя всю жизнь. И вот это совершенно субъективистское мучение от жизни, выраженное  будничным, простым языком, зачастую сухими и невыразительными словами, он воплощал на страницах своих произведений, описывая при этом ситуации совершенно алогичные, кошмарные, фантастические. Потому мысли, поступки, слова героев, их образы, события предстают перед читателем как странные видения, горячечный бред, обрывки слов, рваные ассоциации.

Удивительным образом эстетика чешского писателя сопрягается с пластическими решениями Андрея Бисти. Созданный Кафкой в начале XX века роман «Процесс» связан с  важнейшей проблемой современного мира - противостояния человека и системы. Главный герой романа, чиновник К., должен предстать перед судом, но не знает, за что.  К. продолжает жить, как раньше, есть, разговаривать, читать газету. Потом начинается процесс, во время которого  в зале очень темно, и К. мало что понимает,  но процесс идёт своим чередом.  К. сомневается, будет ли наказан, и его обыденная жизнь идет как прежде. Спустя длительное  время два хорошо одетых и вежливых господина с величайшей учтивостью приходят к К. и приглашают следовать за ними в безлюдное место за городом, где приказывают ему положить голову на камень и перерезают ему горло. Перед тем как умереть, осужденный говорит лишь: «Как собака».

Абсурдности бытия, его алогичности  посвящены и изобразительные поиски А. Бисти, они  погружены в пласты человеческого  подсознания; художник  убийственно точно попадает в болезненно причудливые сплетения бесплотных образов Кафки, которые словно находятся постоянно на грани нескольких миров. За пределами видимого мира, на заднем плане,  стоит какая-то непостижимая, очень прочная конструкция-закономерность  (изобразительно её можно воспринять как незыблемую сетку-основу клеток школьной тетради, на которых что-то написано выцветшими чернилами; главный герой - клерк), а на переднем плане в совершенно банальных пространствах происходят события, где задействованы  обычные предметы, но персонажи при этом находятся в потоке непостижимого абсурда человеческого бытия,  внушающего ужас именно своей  повседневностью.  Скорбь, мучение,  расщепление бытия, многообразие несовместимых элементов переданы художником и особым приёмом разламывания единого изображения на отдельные части (на которых изображены совершенно знакомые предметы, вещи и явления обыденного и потому ещё более кошмарного мира),  прихотливо,  изощрённо, непредсказуемо соединяющиеся друг с другом, и особым колоритом - сумрачным и беспросветным. Ассоциативность переходов мысли, множественность миров и уровней подаются художником очень лаконично, скупо и потому особенно выразительно не только через пространственную игру, но и через характер штриха, через особую тонкость какого-то всепроникающего электрического травления цинковой доски, через пластические и тональные контрасты, создавая ощущение безвыходности, непроницаемости, непроглядности, невыразимости изображаемого мира. Наложение нескольких досок при печати тоже усиливает парадоксальную многослойность бытия по Кафке.

В том же эстетическом ключе  выполнены Андреем Бисти и иллюстрации к притчам этого автора.  Неоднозначное  толкование, разламывающаяся на множественные пласты  реальность при всей обыденности событий рассказанного сюжета  передаются художником через инвариантность прочтения изобразительного ряда  -  мелкозернистый  характер травления, пластические, светотеневые и тональные контрасты позволяют погрузиться в настроение, которое создавал чешский писатель.

Также в  технике офорта выполнены А. Бисти  иллюстрации и портреты поэтов есенинского круга. Поэты есенинского круга -  это авторы, которые стилистически или тематически были близки к крестьянской, фольклорной  тематике, воплощением  которой стало творчество Сергея Есенина.  П. Васильев, С. Клычков,  Ф.Васильев, И. Приблудный, А. Ширяевец,  П. Орешин, С. Клычков, П. Карпов, А. Ганин, в отличие от поэтов,  прославляющих революцию, даже в 20-е годы XX в. оставались близки к поэзии природы, тяжёлого крестьянского труда, деревенской жизни, русской мифологии и воспевали народ  со всей сложностью его исторического пути. Неоднозначность судеб и поэтической риторики этих очень разных авторов уравновесилась в середине 30-х, когда почти на всех этих поэтов началась травля, почти все из них были арестованы и расстреляны, что катастрофически отозвалось на их друзьях и близких.

Андрей Бисти сложность и неоднозначность судеб поэтов передаёт через многоплановость пластических решений в оформлении книги. Во-первых, он предлагает читателю-зрителю галерею портретов, размещая каждого из них либо в природном пространстве, либо в интерьере,  подчеркнув какую-то характерную для каждого черту (листочек, свёрнутую рукопись, свечу, чернильницу и т.д.), играя с положением тела в неглубоком пространстве, как правило, затеняя часть лица, словно подчёркивая трудность и неоднозначность пути каждого из них. Во-вторых, художник размещает в книге серию пейзажей, которые ассоциативно переносят зрителя в тот близкий к природе мир, который они воспевали - как некую грёзу, противопоставленную механистическому миру цивилизации. Все пейзажи решены двупланово, что расширяет пространство  и усиливает впечатление втянутости зрителя в происходящее на плоскости листа и в тексте. А  особое колористическое решение -  с теплохолодными контрастами - оттеняет внутреннее  напряжение и делает иллюстрации эмоционально пронзительными.

 

 

Удивительное техническое  мастерство Андрея Бисти, умение быть литературному тексту созвучным, экспрессивность авторского высказывания при  строгости, точности и лаконичности выразительных графических средств делает искусство этого художника поистине незабываемым.

Галина Шарко