Сегодня: 28-02-2021

О Свердловском региональном отделении
ВТОО "Союз художников России"

Союз художников России (Свердловское региональное отделение: www.youtube.com/watch?v=ujqrJICaSaQ) - это некоммерческая...(подробнее)


МАКСИМ РАЗДОБУРДИН. ОБРАЗЫ И СМЫСЛ

С 8 февраля в большом зале Свердловского регионального отделения Союза художников России работает персональная выставка Максима Раздобурдина, входящая в программу Четвёртого Всероссийского открытого биеннале-фестиваля графики «УРАЛ-ГРАФО». Экспозиция включает более четырёх десятков работ, выполненных различными материалами (угольный карандаш, тушь, акварель, гуашь), а также эстампы, предъявляющие высокий уровень мастерства автора  в области  печатной графики (офорт, сухая игла, ксилография, линогравюра, шелкография). Выставка демонстрирует широкий тематический и жанровый  диапазон  художника (библейские сцены, пейзажи, портреты, образы животных).

Максим Андреевич Раздобурдин родился в 1979 г. в городе Тутаеве Ярославской области, названном по фамилии жившего в нем красноармейца Тутаева (до Октябрьской революции - Романов-Борисоглебск). В 1990-е гг. Максим Раздобурдин покинул Тутаев, отправившись учиться в художественный лицей им. Б.В. Иогансона (Санкт-Петербург), а затем поступил в Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина (Санкт-Петербургская академия художеств им. И. Репина). Студенческие годы прошли в мастерской заслуженного художника России Андрея Пахомова. В 2004-2005 гг. новый виток биографии М. Раздобурдина был связан с обучением в аспирантуре у еще одного заслуженного художника России - Клима Ли. В 2015 г. Максим Андреевич возглавил графический факультет института, являясь его деканом и по настоящий день.

Максим Раздобурдин – постоянный участник современных весенних выставок педагогов Академии художеств, берущих свое историческое начало еще с конца XIX века. В последние годы художник экспонирует свои работы  и за границей – участвовал в выставке молодых художников «Окно в Россию» во Франции (2010), выставлялся в рамках «Thecontinuity in the classicality. Pinacoteca Albertina Torino» в Италии (2015). Годом ранее – в Сеуле (Южная Корея), на выставке «Korea Russia Modern Art Exhibition». В 2019 г. М. Раздобурдин был отмечен первым местом в номинации «Профессионал» на международной выставке-конкурсе «Созвучие», состоявшейся в северной Пальмире.

Максим Раздобурдин относится к современному поколению художников-графиков, продолжающих академические традиции русской школы рисования. Довольно часто с «рисунком» как жанром графики чаще всего связывают нарисованный этюд или набросок, представляющий подготовительный изобразительный материал для воплощения в дальнейшей станковой работе, книжной иллюстрации. История изобразительного искусства знает немало примеров таких рисунков художников, сохранившихся до наших дней, которые, впрочем, с течением жизни стали рассматриваться в ряде случаев  и как самостоятельные работы для выставок. Однако наравне с произведениями, приобретшими  «станковость» в залах музеев и галерей спустя столетия и годы из рисованного подготовительного материаласохраняется в наши дни исключительное художественное достоинство рисунка как графического искусства со своим языком, когда художник воспринимаетего не как простое средство фиксации мимолетного впечатления, но как намеренное и самостоятельное от всех иных экспромтов перенесение натурных изображений на лист. Бывает и так, что окончательное произведение складывается из предварительных и промежуточных нескольких натурных «штудий» в одной или нескольких техниках, из начальных зарисовок по памяти, как это свойственно в целом станковой графике Максима Раздобурдина.

В рисунках петербургского художника в поздний период его учебы в репинском институте бросается в глаза пиетет перед отношением к точности сложения натуры, характерный для академической школы. В серии 2003-2006 гг., посвященной социальным типам, у Раздобурдина отдается первенство линейному рисунку, обрисовывающему форму фигур и предметов на листах, в сочетании с виртуозным владением штриховкой и растушевкой отдельных частей. Художник применяет это взаимное дополнение линии и штриховки, когда требуется передать «движение» формы, объем и глубину мизансцены в рисунке, создать светотень, выделить «главное» и оттенить «второстепенное» в композиции, внести уточнение в фактуру одежды, головного убора, черт лица.

В «Лежащем» (2003) Раздобурдин рисует нетрезвого спящего мужчину, по-видимому, без определенного места жительства, типичного представителя городских социальных низов. В расположении тела на горизонтальной поверхностив неряшливой позе с отвисшей вниз рукой и ногой точно бы показывается незащищенность и уязвимость этого social homo sapiens. Композиция рисунка достает из глубин нашей зрительной памяти похожие отрывочные сцены уличной жизни, свидетелями которых были хотя бы раз все люди. Интерес художника к подобной теме вызывает в нас сочувствие к больному и опустившемуся человеку, русское стремление разделить чужую боль как свою.

Графический рисунок отличает удачно найденное композиционное решение в расположении тела вдоль листа. Движение линии то «нервное» в прорисовке контуров фигуры, то сильное по нажиму вдобавок с растушевкой для графического выделения деталей (морщин на лице, складок на одежде, стоптанных туфлей,  и т.д.). Глядя на эту работу Раздобурдина, можно вспомнить репинского юношу «Горбуна»  и киевских «слепцов» Ярошенко, его же «Крестьянина» (слепцы были исполнены в этюдных рисунках), тематически близких к ней. Во всех случаях такие же социальные изгои, герои-калеки, «мирские странники» были созданы выдающимися рисовальщиками с сочувствующим глазом и сердцем, со свойственной гражданственной патетикой живописи и книжной иллюстрации, и в целом мировоззрению русских художников-передвижников второй половины XIX века.

В рисунках «Мать» (2003) и «Портрет отца» (2006) линия и растушевка взаимно обогащают друг друга, создавая, уже знакомый по «Лежащему», психологический образ человека. Голова отца, ее объем в портрете обретают свой вид и форму отрисовываемыми более жирными отдельными линиями, штрихами, собирающимися сначала в натурный рисунок волосяного покрова и пучка бороды, а затем и самогоконтура черепа. Внутри овала головы карандашная линия слабеет, выявляя светотеневые контрасты для передачи особенностейскулы, глазницы, щеки, носаи в целом индивидуальных черт портретируемого лица. Растушевка создает изображение морщинистой кожи и придает ей конкретность и определенную художественную достоверность.

В рисунке матери вновь повторяется уже знакомая «нервная» контурная линия с растушевкой, рисующая изгибы тела, на этот раз, правда, женского и несколько угловатого по форме и поясничного по исполнению, поданного, правда, зрителю в той же психологической манере. В нем в более выраженной манере, чем остальное, проработаны художником заскорузлые женские руки, состарившееся лицо и черные волосы.Главный акцент на них сближает полученный образ матери с живописной картиной художника Гелия Коржева «Мать». Этот параллелизм возникает от сопоставления идентичных постановок фигур и сравнения жестов рук, взглядовв обоих портретах. Безусловно, эта ассоциация больше идущая от пластики, улавливаемая в пластично-смысловых подтекстах расположения женских рук. В глазах, опущенных вниз у матери Г. Коржева, и закрытых, обращенных вовнутрь себя, в образе у М. Раздобурдина, – и в целом схожем ощущении скорби.

Художественное видение наиболее совершенной композиции рисунка с одним героем осмыслено в отточенных пробах карандашау Раздобурдина под влиянием графики талантливого петербургского художника Андрея Алексеевича Пахомова. К примеру, скорее всего,  без влияния пахомовского рисунка к обложке книги Ю.В. Козлова «Качели в Пушкинских горах», не обошлось даже в такой простой композиции, почти наброске «Девочки» (2003). В рисунке «Мать и дети» (2003) можно сказать, что сам учитель, Пахомов-младший, похож на ученика в своей работе «После купания». У Раздобурдина в похожей по внешней форме композиции раскрыта близость сыновей к матери, показанной через мотив кровности в наивной и простодушной их защищенности, заключенной от простого и в то же время такого непередаваемого прикосновения ее рук.

Ко второму десятилетию 2000-х годов относится интерес Раздобурдина к анималистическому жанру в графике, а именно к серии рисунков лошадей. Так, рисунки карандашом «Берберийский всадник» (2013) и «Конкур» (2011) создают искусные посвоей детальной прорисовке портреты людей и являющихся как бы с ними одним неделимым целым изображения послушных и верных животных. Причем в этих двух работах художник стремится передать, с одной стороны, стремительностьдвижения животных, а с другой стороны, приподнятость их духа от осознания своей пользы, выраженныев красивой пластике длинного прыжка рысака через препятствие и аллюра варварийского коня. Создается впечатление, что общий мотив преданности животного человеку объединяет эти два рисунка в определенный диптих, рисующий и рассказывающий сразу о нескольких вещах - важностилошади как боевой единицы для древнего народа и ее незаменимости для современного наездника, жаждущего очередного рекорда. В последующих же анималистических рисунках Раздобурдина человек исчезает из сюжетных композиций. Уже в «Лошади» (2016), следующем рисунке, животное мчится галопом без своего всадника. Рисунки «Двое» (2019) и «Голова лошади» (2016) продолжают эту явным образом прослеживающуюся тенденцию.

Зрение петербуржца приковано к историческим и парковым ансамблям, набережным и мостам, многочисленным памятникам. В этом городе взгляд бесконечное количество раз за один день падает не только на знаменитых львов и сфинксов, но и на петербургских лошадей. Памятники Петру I, Николаю I, Александру III, квадрига Александринского театра, скульптурные композиции с Нарвских триумфальных ворот, арки здания Главного штаба не обходятся без конных статуй и смотрят со своей высоты на людей. Парадность петербургских скульптурных доминант по-своему осмыслена в анималистических произведениях Максима Раздобурдина, в которых высокой и величественнойстати фигурконей-победителей противопоставляется печальная и покорная поза понурого животного, зафиксированного с документальной подлинностью благодаря добавлению спрессованного угля в карандашный рисунок. Получившиеся графические силуэты голов орловских рысаков, опущенные вниз, напоминают ракурс лошади из фотографии 30 апреля 1945 г., который поймал фотограф, снимая на фотопленку скульптурную композицию четвертой группы «Укротителей коней», извлекаемую из ямы в последние дни войны. Сравниться с реакцией на это живое мгновение может только ощущение слепца, неожиданно прозревшего, увидевшего белый поток, наклонившего шею, или именно физиологическая скованность животного, смирившегося со смертью, болью, потерей хозяина.

Параллельно с карандашными рисунками социальных типов и лошадей художник работает в технике продольной гравюры «Борис и Глеб» (2002), линогравюры «Богородица» (2007; с добавлением гуаши – 2007), создает акварельные портреты Саввы (2009) и Дарьи (2010), пейзажные офорты «Старый Романов» (2007; 2008; 2009). Высокохудожественное владение каждой из этих техник приводит к творческим результатам, которые не могут остаться не замеченными. Один из видов старого Романова, малой родины художника, выполнен под горизонтально вытянутый оттиск. Сочетание серебристого цвета пейзажа в нем и выбранной формы подачи изображения, как развернутого свитка, делает рисунок своеобразной летописью времени. В нем видны посреди бескрайнего простора: и древнерусская церковь, и бывшие помещичьи усадьбы с александровскими колоннами, и покосившиеся избы, и вертикальные, как циркули, столбы с протянутыми на них линиями электропередачи. «Я» художника находится в этой разнообразной и целостной реальности, достоверно скомпонованной в офорте, будто бы из этих зрительных «цитат» эпох.

 

Антон Айнутдинов,

искусствовед,  Екатеринбург

 

 

Выставка открыта с 12 февраля по 12 марта 2021 г.

Вход свободный.

Понедельник-четверг -  12.00 - 17.00.

Суббота – 12.00 -16.00

Пятница, воскресенье  – выходной.

Посещение выставок возможно при соблюдении масочного режима.

 

Свердловское региональное отделение ВТОО «Союз художников России.

Екатеринбург, ул. Куйбышева, 97

www.shr-ekb.ru, тел. 261-63-19, 261-70-97.

 

 

 

 




"Выставочный зал Свердловского регионального отделения "Союз художников России": ул.Куйбышева 97. тел. 261-70-97.
Свободный доступ: Понедельник-пятница: с 10-00 до 18-00, суббота: с 10-00 до 17-00, воскресенье: выходной."

ВЛАДИМИР ИСТОМИН. ЧУКОТСКИЙ ПЕРИОД ТВОРЧЕСТВА

С 8 февраля в малом зале Свердловского регионального отделения Союза художников России работает персональная выставка Владимира Истомина (Нижний Тагил),  входящая в программу Четвёртого открытого Всероссийского  биеннале-фестиваля графики «УРАЛ-ГРАФО». Экспозиция представляет двадцать листов чукотского периода творчества художника, выполненных различными материалами (уголь, тушь, пастель, акварель, гуашь), а также эстампы, демонстрирующие высокий уровень техники печатной графики (литография, линогравюра).

 

 «Чукотка - необыкновенный край, туда легко приехать, но сложно с ним расстаться. Я вернулся в Нижний Тагил, но моя душа осталась там, и во сне я по-прежнему вижу Чукотку»Это слова залуженного художника России Владимира Алексеевича Истомина (1939-2019), прожившего долгое время в далеком северном крае  и навсегда сроднившегося с ним. Именно графические произведения, посвящённые северному краю и составляющие значительную часть творческого наследия В. Истомина, вошли в программу IV Всероссийского открытого биеннале-фестиваля «УРАЛ-ГРАФО».

 

Чукотский период в жизни художника стал не только обретением навыков и становлением профессионального мастерства, но  временем творческого  расцвета, вернее сказать, своеобразным Ренессансом. Именно там открылись лучшие стороны дарования мастера¸ его яркая творческая индивидуальность. Произведения, созданные на Севере и ставшие сутью творчества Истомина, принесли автору широкую известность и признание. За серию офортов Владимиру Истомину в 1989 году было присвоено звание «Заслуженный художник России». 

Проследить становление В.Истомина как художника довольно несложно. Родом с Урала из патриархальной крестьянской семьи,  Володя Истомин, несмотря на неудовольствие родителей, с раннего детства, отлучаясь надолго из дома, постоянно рисовал, и не только с натуры, но и по воображению, создавая образы литературных героев. В Свердловское художественное училище он не прошел по конкурсу, но в 1969 году сумел поступить на художественно-графический факультет Нижнетагильского педагогического института. После прохождения там же двухгодичной педагогической практики, где преподавал рисунок и пластическую анатомию, он переехал в Курган. Там в клинике доктора-ортопеда Г.А. Илизарова он был назначен на должность «художник по науке»: создавал эскизы уникальных операций. Надо отметить, что вначале в своем творческом развитии Истомин шел за поколением художников-шестидсятников, увлекшись произведениями известных графиков Г.Ф. Захарова, И.В. Голицына, А.А. Ушина.

Отъезд на Чукотку в 1973 году определил следующий самый главный в жизни Истомина творческий этап. Откликнувшись на приглашение брата побывать на Чукотке, он, «заболев ею», и остался там на 27 лет. Сделав для себя естественным живое общение с натурой, Истомин неустанно путешествовал: по Иультинской трассе на грузовой машине пересек полуостров с восточных берегов до северных, плыл с караваном судов по Северному морскому пути, пробиваясь за ледоколами, по Лене и дойдя на речнике-танкере до Якутска, побывал на Аляске, стал участником Межконтинентальных гонок на собачьих упряжках. Эти поездки обострили его чутье к национально-характерному, самобытному. Испытав на первых порах некоторое влияние классика американской графики Р. Кента, художник все же сумел «избрать свой путь и найти собственное видение Севера».

Истомин – автор произведений, лишенных красивости и затейливости, последовательный сторонник ясности мысли, простоты ее изложения. Культура его пластического высказывания основана на системе, где основным критерием выступает непосредственное отражение реальности, не противоречащее поэтическому взгляду художника, но придающее ему жизненную достоверность. Тонко чувствуя и понимая эстетическую природу «северных людей», автор сам творческий процесс очищает от суеты и случайности, рождая в композициях особый эмоциональный строй. Он стремится постичь феномен «первозданная природа» и найти «модель со-бытия» природы и человека.  

Индивидуальность авторского восприятия, состоит в способности поэтического осмысления самых обычных жизненных ситуаций. Истомин «лирик по натуре видел во всем что-то необыкновенное». Он стремился связать конкретные события с философскими размышлениями, в которых бы отразились представления местных жителей о круговороте жизни, о вечном обновлении природы, раздумья о человеке и человеческих ценностях, о бережном отношении к духовным истокам и национальной культуре. Особенность поэтики его произведений отмечена ощущением миропонимания коренных жителей со свойственным им осознанием неразделимости существования природы и человека.

 В графических листах можно наблюдать этнические типы лиц и сложения фигур, традиционные одежды чукчей, судить об их занятиях, дающих представление о подробностях быта и отдыха… Жители Севера, увиденные острым взглядом художника, показаны в момент разговора, важных праздников, традиционных игр и танцев. В одних листах художник, визуализируя романтическую потребность людей в общении с природой, лишь где-то далеко в глубине намечает их фигуры, делая лишь частицей мироздания, неким знаком. Но есть произведения, в которых автор выдвигает человека на первый план, укрупняя его и наделяя способностью постигать глубинные тайны бытия посредством общения с природой, что позволяло ему выделить среди них «избранных», отмеченных способностью «прислушаться к миру».

Художник в своих работах представляет Север разнопланово и разножанрово, стремясь «проявить» сам «стиль его жизни», имеющий глубинные корни. Насыщая произведения этнографическим и фольклорным материалом, автор подробно рассказывает об отличающихся особой поэтикой обычаях, совершаемых ритуальных действах и праздниках, отсылающих к далеким временам языческих обрядов. Так обычное течение повседневного бытия приобретает особую значимость.

В 1988 году Истомин создает цикл автолитографий «Чукотско-эскимосские праздники», отмеченных единым стилистическим решением: зимой / «Тиркык» - праздник встречи солнца; весной / «Кильвей» - праздники первого теленка в честь  прибавления в стаде, спуска байдары - начала весенней охоты, спортивных состязаний; поздним летом -  праздник молодого оленя с обрядом благодарения духов; осенью – праздник кита-прародителя человеческого рода, дарующего пищу.

    Достоверность сюжетных композиций с их романическим началом стали характерными чертами изображений В. Истомина. В жанровые сцены он, как чуткий наблюдатель, вводит предметы из подлинного окружения северян, расширяя контекст таким образом, чтобы предположить привычки, насущные дела и заботы, отношения между людьми, духовные ценности своих персонажей. Жанровые листы Истомина полны то сосредоточенности, то обостренного лиризма, то романтического мироощущения, всегда побеждающего бытописательство.

Пейзаж как отдельный жанр получил развитие в творчестве Истомина только в середине 1980-х гг. и нашел воплощение, прежде всего, в рисовальной технике. В соответствии с авторской концепцией природа Севера для Истомина есть нечто живое, существующее по собственным законам.

В пейзажах, создаваемых мастером не только во время путешествий, но и по зарисовкам и впечатлению в мастерской, существует своя особая жизнь, исполненная то покоя и гармонии, то мощи и движения. Северные виды с необозримыми просторами тундры, особой пластикой гор, дыханием далеких горизонтов приполярной земли втягивают зрителя в свое пространство. В них Истомин открылся как мастер, прекрасно владеющий техникой гуаши и пастели. Во время творческой поездки от Анадыря до Тикси художник, находясь под магическим обаянием природы, создает цикл северных марин с панорамным построением композиций, в которых явлены могучая водная стихия, уходящие за горизонт величественные горные хребты и сопки. Насыщенные, но строгие по цвету, выстроенные на точно взятых тональных отношениях листы, отличает строгость и торжественная величавость. Истомин навсегда полюбил этот край, признаваясь, что «северные мотивы ему снятся и после отъезда с Чукотки…».

Общение с коренным населением и его мировоззрением открыло В.Истомину особый мир человеческого духа и простоты, мудрости народного эпоса, глубинных знаний сокровенных тайн природы.  Автор делится: «… я обращаю внимание на одежду, национальные черты людей. Их культура очень интересна, восприятие мира удивительно». Портреты, созданные безо всякой идеализации, отмечены пониманием национального характера и авторской симпатией. В образах Вуквутагина, старейшего резчика по кости или поэтессы, собирателя народного фольклора А.Кымытваль художником представлены всем известные на Чукотке люди. Но большинство его героев – это простые труженики: морзверобои и рыбаки, пастухи и чумработницы, охотники и оленеводы, строители Билибинской атомной станции, геологи, моряки и авиаторы. Они несут в себе чистоту, удивительное целомудрие и осознанное чувство человеческого достоинства. Именно в рисунке, тщательном и «картинном», автором созданы наиболее удачные острохарактерные образы.

Графические работы Истомина выполнены в разных техниках, причем не только в традиционных печатных, таких как линогравюра, офорт, литография, меццо-тинто, мягкий лак, сухая игла, которые художник, как правило, осваивал на творческих дачах, но и «сконструированных» им самим. Автор признается, что «…желание создать новую технику – это как озарение, возникает внезапно, прямо во время работы». Свидетельством высокого мастерства художника, пришедшего к точности формы и легкости линий, к слаженности ритма и той необыкновенной свободе, с которой строятся композиции, становятся цельность найденного образа и артистизм его воплощения. Если говорить о романтических векторах в творчестве В. Истомина, они наиболее ярко просматривается в росписях, выполненных мастером в интерьерах общественных зданий и связанных с идеей поиска/рождения «рая» в далеких почти безлюдных землях. В его работах ощущается желание видеть/сделать мир совершеннее, в том числе, посредством собственных стремлений - и он «конструирует рай на земле». 

Жизнь В. Истомина на Чукотке отличалась поразительной всепоглощающей работоспособностью: наряду со станковыми произведениями (более 1000 графических и 500 живописных) им проиллюстрировано и оформлено 15 книг, выполнено около 400 экслибрисов, более 30 плакатов, 50 монументальных росписей. Так, в экслибрисах, по словам автора, его привлекали «их малая форма, не составляющая труда, и получаемое от работы удовольствие». Надо отметить, что именно экслибрисы, создаваемые автором в разных техниках и отличающиеся тонкостью проработки, принесли ему премии и награды на международных выставках, участником которых он становился многократно.

Владимир Истомин на Чукотке был в зоне активного внимания. В середине 1980-х  благодаря В.А.Истомину столица Чукотки Анадырь стала центром искусства. В автономном округе под его руководством открывалась первая художественная школа. Истомина знали как талантливого педагога и первого председателя Чукотской организации Союза художников СССР. В памяти местного населения художник навсегда останется своими произведениями, которые украшали почти каждый дом, и книгами с его иллюстрациями.

По возвращению в 2004 году в Нижний Тагил и экспонированию в музее изобразительных искусств первой на уральской земле персональной выставки, Владимир Алексеевич передал в дар музею большую графическую коллекцию собственных произведений, а также экслибрисы российских и зарубежных мастеров, тем самым пополнив фонд книжных знаков более чем на полторы тысячи предметов.

Чукотские земли… Так можно назвать все пространства истоминских работ, ставших воплощением этой северной земли. Владимир Истомин никогда не переставал ощущать себя художником Севера. «…есть желание и настроение работать дальше, невозможно забыть северное сияние, гонки на собаках…». Неслучайно его многие работы послечукотского периода - это воспоминания о далеком крае как о земле особого притяжения, оставшейся в его сердце навсегда. «На Севере покоряет все… Закаты, рассветы, пурга, ветер…Суровая природа, особая красота людей... Душа моя принадлежит Северу…»

Чукотка стала для художника вторым домом… До последних дней в его творчестве появляются портреты ее жителей, неповторимые пейзажи, жанровые сцены…

Лариса Смирных,

 искусствовед, Нижний Тагил

 

Выставка открыта с 8 февраля по 10 марта 2021 г.

Вход свободный.

Понедельник-четверг -  12.00 - 17.00.

Суббота – 12.00 -16.00

Пятница, воскресенье  – выходной.

Посещение выставок возможно при соблюдении масочного режима.

 

Свердловское региональное отделение ВТОО «Союз художников России.

Екатеринбург, ул. Куйбышева, 97

www.shr-ekb.ru, тел. 261-63-19, 261-70-97.

 ая в программу Четвёртого Всероссийского открытого биеннале-фестиваля графики «УРАЛ-ГРАФО». Экспозиция представляет двадцать листов чукотского периода творчества художника, выполненных различными материалами (уголь, тушь, пастель, акварель, гуашь), а также эстампы, демонстрирующие высокий уровень техники печатной графики (литография, линогравюра).

 

«Чукотка - необыкновенный край, туда легко приехать, но сложно с ним расстаться. Я вернулся в Нижний Тагил, но моя душа осталась там, и во сне я по-прежнему вижу Чукотку»Это слова залуженного художника России Владимира Алексеевича Истомина (1939-2019), прожившего долгое время в далеком северном крае  и навсегда сроднившегося с ним. Именно графические произведения, посвящённые северному краю и составляющие значительную часть творческого наследия В. Истомина, вошли в программу IV Всероссийского открытого биеннале-фестиваля «УРАЛ-ГРАФО». 

Чукотский период в жизни художника стал не только обретением навыков и становлением профессионального мастерства, но  временем творческого  расцвета, вернее сказать, своеобразным Ренессансом. Именно там открылись лучшие стороны дарования мастера¸ его яркая творческая индивидуальность. Произведения, созданные на Севере и ставшие сутью творчества Истомина, принесли автору широкую известность и признание. За серию офортов Владимиру Истомину в 1989 году было присвоено звание «Заслуженный художник России». 

Проследить становление В.Истомина как художника довольно несложно. Родом с Урала из патриархальной крестьянской семьи,  Володя Истомин, несмотря на неудовольствие родителей, с раннего детства, отлучаясь надолго из дома, постоянно рисовал, и не только с натуры, но и по воображению, создавая образы литературных героев. В Свердловское художественное училище он не прошел по конкурсу, но в 1969 году сумел поступить на художественно-графический факультет Нижнетагильского педагогического института. После прохождения там же двухгодичной педагогической практики, где преподавал рисунок и пластическую анатомию, он переехал в Курган. Там в клинике доктора-ортопеда Г.А. Илизарова он был назначен на должность «художник по науке»: создавал эскизы уникальных операций. Надо отметить, что вначале в своем творческом развитии Истомин шел за поколением художников-шестидсятников, увлекшись произведениями известных графиков Г.Ф. Захарова, И.В. Голицына, А.А. Ушина.

Отъезд на Чукотку в 1973 году определил следующий самый главный в жизни Истомина творческий этап. Откликнувшись на приглашение брата побывать на Чукотке, он, «заболев ею», и остался там на 27 лет. Сделав для себя естественным живое общение с натурой, Истомин неустанно путешествовал: по Иультинской трассе на грузовой машине пересек полуостров с восточных берегов до северных, плыл с караваном судов по Северному морскому пути, пробиваясь за ледоколами, по Лене и дойдя на речнике-танкере до Якутска, побывал на Аляске, стал участником Межконтинентальных гонок на собачьих упряжках. Эти поездки обострили его чутье к национально-характерному, самобытному. Испытав на первых порах некоторое влияние классика американской графики Р. Кента, художник все же сумел «избрать свой путь и найти собственное видение Севера».

Истомин – автор произведений, лишенных красивости и затейливости, последовательный сторонник ясности мысли, простоты ее изложения. Культура его пластического высказывания основана на системе, где основным критерием выступает непосредственное отражение реальности, не противоречащее поэтическому взгляду художника, но придающее ему жизненную достоверность. Тонко чувствуя и понимая эстетическую природу «северных людей», автор сам творческий процесс очищает от суеты и случайности, рождая в композициях особый эмоциональный строй. Он стремится постичь феномен «первозданная природа» и найти «модель со-бытия» природы и человека.  

Индивидуальность авторского восприятия, состоит в способности поэтического осмысления самых обычных жизненных ситуаций. Истомин «лирик по натуре видел во всем что-то необыкновенное». Он стремился связать конкретные события с философскими размышлениями, в которых бы отразились представления местных жителей о круговороте жизни, о вечном обновлении природы, раздумья о человеке и человеческих ценностях, о бережном отношении к духовным истокам и национальной культуре. Особенность поэтики его произведений отмечена ощущением миропонимания коренных жителей со свойственным им осознанием неразделимости существования природы и человека.

 В графических листах можно наблюдать этнические типы лиц и сложения фигур, традиционные одежды чукчей, судить об их занятиях, дающих представление о подробностях быта и отдыха… Жители Севера, увиденные острым взглядом художника, показаны в момент разговора, важных праздников, традиционных игр и танцев. В одних листах художник, визуализируя романтическую потребность людей в общении с природой, лишь где-то далеко в глубине намечает их фигуры, делая лишь частицей мироздания, неким знаком. Но есть произведения, в которых автор выдвигает человека на первый план, укрупняя его и наделяя способностью постигать глубинные тайны бытия посредством общения с природой, что позволяло ему выделить среди них «избранных», отмеченных способностью «прислушаться к миру».

Художник в своих работах представляет Север разнопланово и разножанрово, стремясь «проявить» сам «стиль его жизни», имеющий глубинные корни. Насыщая произведения этнографическим и фольклорным материалом, автор подробно рассказывает об отличающихся особой поэтикой обычаях, совершаемых ритуальных действах и праздниках, отсылающих к далеким временам языческих обрядов. Так обычное течение повседневного бытия приобретает особую значимость.

В 1988 году Истомин создает цикл автолитографий «Чукотско-эскимосские праздники», отмеченных единым стилистическим решением: зимой / «Тиркык» - праздник встречи солнца; весной / «Кильвей» - праздники первого теленка в честь  прибавления в стаде, спуска байдары - начала весенней охоты, спортивных состязаний; поздним летом -  праздник молодого оленя с обрядом благодарения духов; осенью – праздник кита-прародителя человеческого рода, дарующего пищу.

    Достоверность сюжетных композиций с их романическим началом стали характерными чертами изображений В. Истомина. В жанровые сцены он, как чуткий наблюдатель, вводит предметы из подлинного окружения северян, расширяя контекст таким образом, чтобы предположить привычки, насущные дела и заботы, отношения между людьми, духовные ценности своих персонажей. Жанровые листы Истомина полны то сосредоточенности, то обостренного лиризма, то романтического мироощущения, всегда побеждающего бытописательство.

Пейзаж как отдельный жанр получил развитие в творчестве Истомина только в середине 1980-х гг. и нашел воплощение, прежде всего, в рисовальной технике. В соответствии с авторской концепцией природа Севера для Истомина есть нечто живое, существующее по собственным законам.

В пейзажах, создаваемых мастером не только во время путешествий, но и по зарисовкам и впечатлению в мастерской, существует своя особая жизнь, исполненная то покоя и гармонии, то мощи и движения. Северные виды с необозримыми просторами тундры, особой пластикой гор, дыханием далеких горизонтов приполярной земли втягивают зрителя в свое пространство. В них Истомин открылся как мастер, прекрасно владеющий техникой гуаши и пастели. Во время творческой поездки от Анадыря до Тикси художник, находясь под магическим обаянием природы, создает цикл северных марин с панорамным построением композиций, в которых явлены могучая водная стихия, уходящие за горизонт величественные горные хребты и сопки. Насыщенные, но строгие по цвету, выстроенные на точно взятых тональных отношениях листы, отличает строгость и торжественная величавость. Истомин навсегда полюбил этот край, признаваясь, что «северные мотивы ему снятся и после отъезда с Чукотки…».

Общение с коренным населением и его мировоззрением открыло В.Истомину особый мир человеческого духа и простоты, мудрости народного эпоса, глубинных знаний сокровенных тайн природы.  Автор делится: «… я обращаю внимание на одежду, национальные черты людей. Их культура очень интересна, восприятие мира удивительно». Портреты, созданные безо всякой идеализации, отмечены пониманием национального характера и авторской симпатией. В образах Вуквутагина, старейшего резчика по кости или поэтессы, собирателя народного фольклора А.Кымытваль художником представлены всем известные на Чукотке люди. Но большинство его героев – это простые труженики: морзверобои и рыбаки, пастухи и чумработницы, охотники и оленеводы, строители Билибинской атомной станции, геологи, моряки и авиаторы. Они несут в себе чистоту, удивительное целомудрие и осознанное чувство человеческого достоинства. Именно в рисунке, тщательном и «картинном», автором созданы наиболее удачные острохарактерные образы.

Графические работы Истомина выполнены в разных техниках, причем не только в традиционных печатных, таких как линогравюра, офорт, литография, меццо-тинто, мягкий лак, сухая игла, которые художник, как правило, осваивал на творческих дачах, но и «сконструированных» им самим. Автор признается, что «…желание создать новую технику – это как озарение, возникает внезапно, прямо во время работы». Свидетельством высокого мастерства художника, пришедшего к точности формы и легкости линий, к слаженности ритма и той необыкновенной свободе, с которой строятся композиции, становятся цельность найденного образа и артистизм его воплощения. Если говорить о романтических векторах в творчестве В. Истомина, они наиболее ярко просматривается в росписях, выполненных мастером в интерьерах общественных зданий и связанных с идеей поиска/рождения «рая» в далеких почти безлюдных землях. В его работах ощущается желание видеть/сделать мир совершеннее, в том числе, посредством собственных стремлений - и он «конструирует рай на земле». 

Жизнь В. Истомина на Чукотке отличалась поразительной всепоглощающей работоспособностью: наряду со станковыми произведениями (более 1000 графических и 500 живописных) им проиллюстрировано и оформлено 15 книг, выполнено около 400 экслибрисов, более 30 плакатов, 50 монументальных росписей. Так, в экслибрисах, по словам автора, его привлекали «их малая форма, не составляющая труда, и получаемое от работы удовольствие». Надо отметить, что именно экслибрисы, создаваемые автором в разных техниках и отличающиеся тонкостью проработки, принесли ему премии и награды на международных выставках, участником которых он становился многократно.

Владимир Истомин на Чукотке был в зоне активного внимания. В середине 1980-х  благодаря В.А.Истомину столица Чукотки Анадырь стала центром искусства. В автономном округе под его руководством открывалась первая художественная школа. Истомина знали как талантливого педагога и первого председателя Чукотской организации Союза художников СССР. В памяти местного населения художник навсегда останется своими произведениями, которые украшали почти каждый дом, и книгами с его иллюстрациями.

По возвращению в 2004 году в Нижний Тагил и экспонированию в музее изобразительных искусств первой на уральской земле персональной выставки, Владимир Алексеевич передал в дар музею большую графическую коллекцию собственных произведений, а также экслибрисы российских и зарубежных мастеров, тем самым пополнив фонд книжных знаков более чем на полторы тысячи предметов.

Чукотские земли… Так можно назвать все пространства истоминских работ, ставших воплощением этой северной земли. Владимир Истомин никогда не переставал ощущать себя художником Севера. «…есть желание и настроение работать дальше, невозможно забыть северное сияние, гонки на собаках…». Неслучайно его многие работы послечукотского периода - это воспоминания о далеком крае как о земле особого притяжения, оставшейся в его сердце навсегда. «На Севере покоряет все… Закаты, рассветы, пурга, ветер…Суровая природа, особая красота людей... Душа моя принадлежит Северу…»

Чукотка стала для художника вторым домом… До последних дней в его творчестве появляются портреты ее жителей, неповторимые пейзажи, жанровые сцены…

Лариса Смирных,

 искусствовед, Нижний Тагил

 

Выставка открыта с 8 февраля по 10 марта 2021 г.

Вход свободный.

Понедельник-четверг -  12.00 - 17.00.

Суббота – 12.00 -16.00

Пятница, воскресенье  – выходной.

Посещение выставок возможно при соблюдении масочного режима.

 

Свердловское региональное отделение ВТОО «Союз художников России.

Екатеринбург, ул. Куйбышева, 97

www.shr-ekb.ru, тел. 261-63-19, 261-70-97.

 

 




"Выставочный зал Свердловского регионального отделения "Союз художников России": ул.Куйбышева 97. тел. 261-70-97.
Свободный доступ: Понедельник-пятница: с 10-00 до 18-00, суббота: с 10-00 до 17-00, воскресенье: выходной."

ПОЗДРАВЛЯЕМ
С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!!!

Степанов Вениамин Арсентьевич

Правление Союза Художников России (Свердловское региональное отделение), коллеги и друзья поздравляют Вас с Днём рождения! Желаем Вам крепкого здоровья, житейского благополучия и творческих успехов!

Орешко Николай Иванович


Монументалист.

Родился в 1959г. в г.Асбесте, пос. им.Малышева. Окончил в 1985г. Московское высшее художественно-промышленное училище. Член Союза Художников с 1989г.

(подробнее...)