16 января в 17 ч. в рамках Третьего Всероссийского открытого биеннале-фестиваля графики «УРАЛ-ГРАФО» в Музее Д.Н. Мамина-Сибиряка открывается выставка графики Я. Яковлева (епископа Нижнетагильского и Серовского Иннокентия)  «В круге первом». Экспозиция включает как графические произведения Я. Яковлева, так  и работы из его коллекции.

«В круге первом» - это своего рода рассказ о жизни художника и тех, кто был дорог как человек и творец. Рассказ о времени, единомышленниках и о себе, своем творчестве, об искусстве 1970 – 1980-х годов. У каждого человека есть свой путь и свой круг – область  общения, переживаний, сотворчества, взлетов и падений, поисков и найденных решений...  Только с теми, кто близок душевно и духовно, можно обсудить сокровенное. Это тот круг, в котором ценится недосказанность, и довольно лишь встречаться, говорить, порой ни о чем…  Но в результате такого общения возникает тот редкий момент душевного единения, который и рождает взаимный творческий импульс, особое состояние выработки общих ответов, хотя, казалось, каждый занят лишь собственным творческим процессом.

Время развития графического искусства 1970-1980-х годов ждет своего описания -  иного, пристрастного. Небольшая выставка произведений художника Якова  Яковлева (Епископа Иннокентия) и работ из его коллекции, как в капле воды, отражает историю развития графики тех лет. Печатные листы, выполненные  в основном в различных офортных техниках, были подарены собратьями по искусству во время встреч, работы в группах на творческой даче «Челюскинская» или на выставкомах экспозиций. Так собрался круг - личная коллекция, повествующая о мире общения между художниками, об общих поисках и устремлениях, о личностях, о самом искусстве… Но, естественно, отправной точкой для каждого автора являются его собственные произведения, раскрывающие особенности творчества. «Круги» формируются вокруг этого личного ядра - все остальное «примыкает» той или иной стороной, сопрягается темой, техникой, образом, методом, стилем и т.д. Данная выставка и данная коллекция - это Память о минувшей жизни, дружбе, о художниках, которые сегодня уже ушли - многие слишком рано, как А.Бочкин, Г. Курочкина-Домашенко, Б.Французов, Л.Серков, С.Заровный, других - время разметало, остались-разъехались в разные города и страны.

По мнению самого художника и коллекционера Епископа Нижнетагильского и Серовского Иннокентия (Я. Яковлева), «в 1970-е годы  было столько искренности, столько открытости в отношениях между художниками, которые делали совершенно удивительные работы. Мы все выявляли свои творческие проблемы, представляли работы на разные выставки, а в результате решали вместе одни задачи, поставленные временем и искусством». Совместно, в общении, художники вырабатывали единые идеи. Тематически работы точно соотносятся с требованиями времени - прежде всего, это изображение трудовых будней и сельских или промышленных пейзажей и напрямую соотнесенные с ними сюжетные сцены. Но пластически художники-семидесятники в рамках заданного формата решали сугубо творческие задачи, создавая новое для своего времени искусство, отличное от предыдущего периода. Пустынные промышленные пространства с нагромождением форм становились «площадкой» для сомнений и давали возможность привнести элементы иных стилей и течений (С. Юнтунен). Пустынны были и городские (А.Бочкин) и деревенские пейзажи (Б.Французов), в которых порой возникали одинокие фигурки (Я.Яковлев, А.Ганин). В других работах разворачивались целые сценки с забавными «рассказами» о делах и действиях (Б.Французов, Г.Курочкина-Домашенко, Я.Яковлев). И это соотносилось с душевностью, человечностью, которых искало общество, с эстетикой прозы популярных тогда писателей-деревенщиков, с ностальгическими поисками «настоящей Родины». Только переживание бытия, образы у писателей ложилось в слово, а у художников - в штрихи и линии, в цвета. Художники-семидесятники продолжали и тему прославления подвига трудового, но оно стало не самоцелью, а фоном, за ним пряталось наслаждение творчеством и пластической эквилибристикой - активно вводилась клеймовость, нагромождение планов, уплощение и упрощение пространств, герои порой обретали «скульптурность» форм. В противовес брутальным образам рабочих художники -  и живописцы, и графики - стали создавать виды тихих художнических мастерских, где сила мысли и муки творчества (С.Заровный, В.Наулин) превосходили по энергии сильные и мужественные образы рабочих. Именно в это время промышленная тема стала лишь причиной для размышлений о жизни, истории, безвестных личностях, и чем сильнее были эмоции, тем были энергичнее композиции - изображения «летели» в бешеном круговороте, текли беспрерывным потоком на листе, повествуя об истории страны нашей тогда еще не открытой, не рассказанной (Я.Яковлев). И на все это нужна была смелость, истинность внутренняя.

 Одиннадцать крупноформатных листов в технике офорта художника России Якова Яковлева представляют в «сжатом» формате историю становления творчества одного художника. В эти два десятилетия - 1970-1980-е гг., автор искал свой почерк, темы, стремился к индивидуальности и одновременно к поискам общности. Композиции ранних работ многофигурны, динамичны, насыщены событиями, деталями, в них сохраняется жанровая повествовательность, сюжеты велеречивы, порой забавны и приглашают вместе посмеяться. Но сюжетная линия всегда точно и гармонично встраивается в просторы пейзажей. Во всем сквозит молодой задор. Новосибирский период успешен: окончивший архитектурный факультет Новосибирского инженерно-строительного института в 1970 году художник приглашен преподавать, он создает целые серии  овеянных романтикой гравюр о земле сибирской, вступает в 1975 году в Союз художников, неоднократно ездит работать на творческую дачу «Челюскинская». Постепенно растет мастерство, меняются темы, образы.  Гравюры художника обретают утонченность, деликатность, словно затихают. В 1983 году Я.Яковлева приглашают во Владимир, где наступает не менее плодотворный период. Постепенно меняется сама концепция листа. Найденное, нащупанное еще в сибирский период упрочивается: фигур становится все меньше, начинает «разговаривать» само пространство листа и тональные переходы, порой нежнейшие. Сюжет как таковой упрощается, а уплощенное пространство ранних работ, напротив, начинает «дышать», разворачивается глубинными планами, становиться бездонным. Активно явленный штрих становится буквально «исповедальным», тает в мастерском травлении, почти исчезает. Но вопрос о том, какой метод и техника лучше - не возникает: все истинно передает свое время, свои технические особенности, точно соответствующие поставленным автором задачам, главная из которых – поиск свободы. Свободы самовыражения, высказывания, возможностей, безграничностей. Свободы, творимой им самим и всеми, с кем соприкасался на своем пути душой и мыслями.

С началом 1990-х многое изменилось, появились иные предпочтения. Но это совсем другая история. А в этой - в прошлом осталось прекрасное содружество художников, о многих из которых сегодня мало знают. Выставка - возможность напомнить о том, как творилась не просто История, но Пути для будущего. И это тоже «концентрические круги» творчества, расходящиеся от одного художника…

Елена Ильина, искусствовед,

заместитель директора по науке НТМИИ

 

Музей Д.С. Мамина-Сибиряка,

г. Екатеринбург, ул. Пушкина, 27 
Время работы:

Вторник-суббота: 10.00-19.00
Воскресенье: 10.00-18.00
Понедельник - выходной

 

Выставка работает с 16 января по 18 февраля.